One Piece: Believe In Wonderland!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » One Piece: Believe In Wonderland! » Эквилибрио » Селтон | Кабаре "Ментира"


Селтон | Кабаре "Ментира"

Сообщений 1 страница 35 из 35

1

Мигающая лампа, единственная на всё кабаре, перевёрнутый стол в углу, драки, выпивка и сплетни. Вот как кратко можно охарактеризовать это место. Здесь собираются самые отъявленные негодяи, а те, кто слаб выпинываются вон из таверны или же избиваются до полусмерти/остаются остальным на потеху.

0

2

Начало игры
У Ташиги было явно приподнятое настроение, сейчас как раз был обеденный перерыв и можно неплохо отдохнуть. Единственное, что отягощало состояние, это сама сторона острова - Селтон. Все-таки Смокер-сан ведет себя иногда слишком рискованно, ведь всем известно, что здесь заправляет преступность, иногда создается впечатление, что он намерено, ищет опасного пирата. Только для чего? В общем не важно, сейчас у девушки были мысли поважней этих, а точнее поесть. Наверное, именно поэтому и отключилось чувство самосохранения, так как девушка шагала по улице, словно у себя дома, ничего не боясь и даже с интересом оглядываясь на витрины оружейных магазинов. Дозорная была уверена, что сможет победить нескольких зазнавшихся пиратов, тут главное только в неприятность не попасть, а то капитан начнет опять ругаться и отчитывать.  Хотя в Селтоне не попасть в неприятность, наверное, очень сложно, тогда стоит попробовать не отвечать им грубо. В любом случае обнажать Каши и проливать кровь совсем не хотелось.  Шаг замедлился у одного заведения:
-Ментира… - одними губами проговорила девушка, оттуда вкусно пахло пищей, поэтому желудке, словно жалуясь на беспредел, противно заурчало. Щеки залились розоватым румянцем, хотя чего тут стыдиться, она с утра успела перехватить только кусочек хлеба и сейчас естественно проголодалась. Недолго думая, девушка повернулась в сторону питейного заведения. Пальчики сжали деревянную ручку двери, потянув её на себя. Теперь она могла полностью рассмотреть помещения, единственной причиной, по которой Ташиги не закрыла дверь обратно, и не пошла своей дорогой это был голод. В этом заведении была полная анти-санитария, разбойники громко ругались и выпивали несметное количество алкоголя. Не то чтоб дозорная испугалась, просто было не приятно находиться в таком месте и в подобном окружении. Свою неловкость девушка постаралась не выдать, даже наоборот придала лицу как можно больше серьёзности, пришлось, конечно, бровки нахмурить, и вроде сработало, кроме редкого свиста вслед ничего не последовало.  Беглым взглядом постаралась найти столик, но свободные места остались только у барной стойки. Подойдя ближе присела на стул, как раз напротив бармена, вот тут всю серьёзность как рукой смело.
-Мне, пожалуйста, овощной салат, отбивную и сока – на лице появилась легкая неловкая улыбка. Наверное, слишком вежливо говорит и скорее всего не то, что ожидали услышать близ сидящие разбойники и бармен. Ташиги чувствовала себя «белой вороной», и это вполне было обосновано, привыкла фанатик мечей к другой обстановке и положению. Интересно пираты догадались, что она из дозорных или нет, остается надеяться на второе, а не то драки не избежать, все-таки они наверняка захотят показать какие на самом деле сильные.
-Эххх.. надо было Смокер-сана уговорить все-таки пойти со мной – девушка сделала глоток сока, который ей принесли в первую очередь, это хотя бы помогло сбить урчание в желудке. Ладно, не маленькая и не слабая девочка, сама кого угодно арестует. Главное не споткнуться о какой-нибудь стул, а там уже справиться, но только нельзя начинать драку в заведении, иначе рушат все пираты, а счета за ремонт приходят дозору… вот же не справедливость. Наконец поднесли и салат, ухватив вилку, с наслаждением приступила к еде. На вкус было немного суховато и грубовато, хотя сейчас главное съедобно.

Отредактировано Tashigi (05-11-2011 21:47:07)

+3

3

Персонаж: Мишель Каналь, пират.

Высокий, широкоплечий мужчина с гладко выбритой, за исключением длинного тонкого чуба на макушке, головой, с волосатыми растатуированными руками, заплывшими от ежедневных возлияний глазами и многочисленными кольцами в обоих ушах, с трудом отлип от стола и обвел помещение мутным взглядом. Это был не кто иной, как Мишель Каналь по прозвищу Мишкан, малоизвестный местный пиратишка."Где я? Кто я? Что вчера было?" - вертелись в голове Мишкана вопросы, ответы на которые найти он не мог.  А раз он не мог найти их сам, надо было попросить кого-то помочь. И, словно посланник небес, перед ним, у барной стойки, возникла девушка. Да-да, Мишкан, даже в таком состоянии, мог отличить женщину от мужика. Медленно поднявшись со стула, пират, пошатываясь, подошел к барной стойке и рухнул на неё, потеряв равновесие.
- Де... де-е-евушка, ик! - промямлил он , поворачиваясь к незнакомке, с бодуна показавшейся ему наиболее приличным человеком из всех, что имелись в этой дыре. - А вы не подска... не под... не скажете, какое сегодня... ик! Число?

0

4

[Начало игры]

- Не.. Ну правда, прости. - Лир уже не знал, как бы высказаться так, чтобы с лица Тои исчезло это неописуемое выражение. И не сказать, что верх возможностей мимики, но одного только взгляда рыжему хватало чтобы осознать глобальность проблемы. - Но на этой половине острова явно нет ничего лучше... - И через миг добавил основную суть, - и чище...
Дожидаясь их заказа, в котором ключевыми словами были "Быстрее, больше и вкуснее!", Эль начал сомневаться в "быстрее". Может быть, не выдай они сразу тайны того, что им действительно есть чем платить, принесли бы и быстро, но тогда животрепещущим стал бы вопрос о съедобности... Даже после стольких дней голодовки пират не был уверен, что рискнул бы есть всё подряд.
В ожидании осматривая снова помещение, с особым интересом поглядывая на особо кривые и небритые рожи, Морт не мог не отметить, что он даже после тюрьмы умудряется сейчас выглядеть приличнее. Будет чем гордиться, в случае чего. Так же после беглого осмотра завсегдатаев стало очевидно, что знакомых здесь не встретить, по крайней мере знакомых Лиру, помнил ли кто-то его да и знал ли вообще – вопрос спорный.
Но все мысленные рассуждения и продолжавшиеся вялые извинения были прерваны, когда юркий и хлипкий подросток начал поспешно расставлять  перед ними на столе тарелки. Живот предательски свело, организм уже давно перестал бунтовать с явным лозунгом: "Помогите, погибаю!" и потерял все надежды, а тут, очевидно, воспрял духом в предчувствии праздника жизни.
Морт озадачено поглядел в свою тарелку. И со всей полнотой, на которую был способен, осознал, что его чувства не могут быть не оправданными. Сцапав за руку мальчишку, уже готового улизнуть от их стола, он даже не посмотрел на в миг побледневшего подростка. 
- Чего это? – как-то даже немного обиженно спросил у него Лир, кивком головы указывая на тарелку. Не сказать, чтобы он считал себя тонким знатоком большинства прекраснейших блюд, скорее даже совершенно наоборот, но ничего даже отдаленно похожего на ЭТО он ранее не видел.
Мальчишка заметно выдохнул и расслабился, поняв, что вопрос не о его прямой работе и ему беда от этих странных двоих никакая не грозит. Выпрямившись, он как-то комично и пародийно, с достоинством и расстановкой доложил, что он имеет честь угощать сегодня господ супом Том-Ям-Кха, традиционным блюдом этого острова. Этот суп приготовлен на кокосовом молоке и включает в себя филе морского ежа, припущенное в лимонном сорго и морской гребешок, маринованный в лаймовом соке со специями, которые растут только на этом острове. А на второе будет подана свинина с хрустящей корочкой, в соусе из можжевельника, с пюре из цветной капусты и горошком.
- Кроме того, - продолжал мальчишка, вытянувшись в струнку и даже жмурясь от удовольствия, - шеф-повар приготовил знаменитую волосатую рыбу. Ну а так же на выбор для Вас у нас несколько особо ценных в нашем заведении напитков: ром, эль, а так же  отборные красные бордоские вина...
- А компот? – требовательно поинтересовался Морт, с удовольствием наблюдая, как растерянно вытягивается лицо подростка. Он, видимо, только что был на гребне профессионального вдохновения, а теперь всё торжество  и вся хрустальность, такая контрастная и не подходящая для этого места, разбилась в дребезги, мир покачнулся, и мальчишка стоял  и не знал, что ответить. И только через несколько томительных секунд под пронзительным зеленым взглядом, сумел выдавить из себя:
- К-какой компот? - Лир на это лишь тяжело вздохнул и таки выпустил руку юнца. От что за поколение то пошло, а?
- Да хоть с копченым черносливом... - Вяло отмахнулся он, а после поправился, а то ведь и правда притащит такую гадость, да ещё и целую кастрюлю. - Так, а лучше забудь ка про компот. Шуруй давай.
И сразу, как только мальчишку словно ветром сдуло, традиционный суп Том-Ям-Кха полностью завладел вниманием капитана. Повертев у себя перед глазами ложку и убедившись, что она хотя бы выглядит чистой, Эль с задумчивым видом естествоиспытателя перемешал суп в попытках наверняка уяснить для себя все его компоненты и сопоставить правду с тем, что сказал мальчишка. Одна беда, Лир понятия не имел, как выглядит филе эти их ежей.
- Ну как тебе? – Не оборачиваясь, обратился он к Инамори. Восторга на лице пирата от возможности знакомства с местной кухней не прибавилось. – Я что-то уже заранее не в восторге и от их рыбы… волосатой.
Одно только название морской обитательницы внушало сомнения. Может их хоть лохматый развеять сможет, вдруг слышал о такой рыбешке.

Отредактировано El Lear (06-11-2011 00:15:11)

+4

5

[Начало игры]

Тою и без того мутило от голода, а, когда они с Лиром отворили дверь сомнительного заведения под названием "Ментира", его и вовсе едва не вывернуло на камзол нового приятеля. Когда в этом кабаре последний раз убирались? Нет, убирались ли здесь вообще когда-нибудь? Будь у Инамори альтернатива получше, чем сдохнуть от голода на улице, он под дулом пистолета не вошел бы в этот рассадник микробов! Но альтернативы не было...
К здешним столовым приборам даже прикасаться было страшно, а мысль о том, что ими придется ещё и есть, повергла Тою в священный ужас. На тщетные попытки Лира его успокоить Инамори только послушно кивал, ибо сил на истерики и панику после незабываемого круиза в рыбацкой лодке у него не осталось.
Блюда, принесенные мальчишкой-официантом, не вызывали доверия, а, напротив, даже отшибали аппетит. Тоя отвернулся и зажал рот ладонью. Неужели Лир за это отвалил большую часть их выигрыша? Вернее, Тоиного выигрыша. Морского Дозора на него мало! Разум и чувства наперебой твердили, что есть это нельзя. Ни в коем случае! Даже под пытками. Но желудок уверенно утверждал обратное. И, в конце концов, он победил. Тщательно вытерев ложку ни разу до того не использованным носовым платком, Тоя зачерпнул ею хваленого ментирского супа и дрожащей рукой отправил в рот. После незабываемого круиза в рыбацкой лодке дрянь, называемая национальным блюдом острова Эквилибрио, показалась ему просто пищей богов. Инамори даже забыл о том, какие инфекции могли подстерегать его на дне и стенках тарелки. Но Лир, как назло, умудрился снова перебить ему весь аппетит своей волосатой рыбой! Фантазия в красках изобразила приготовленную прямо со своей главной фишкой, то есть, волосами, рыбу, и к горлу снова подступил ком.
- Превосходно, - буркнул Тоя, отставив тарелку. - Но, если ты не заткнешься, меня стошнит.
"На тебя. Чтобы впредь думал, когда и что говорить!" - добавил он про себя.

+4

6

Салат, который сначала на вкус напоминал резину, после второй ложки начал казаться немного вкусней. Может она привыкает ко вкусу? К счастью ей предоставили кусочек черного хлеба подозрительно твердого на зуб, явно вчерашней свежести. Может они все-таки догадались, что Ташиги дозорная, и это их способ поиздеваться на ней? Она с подозрением покосилась на сок, надеясь, что в него никто не плюнул. Когда же поднесли мясо, девушка не сразу схватилась за вилку его резать на кусочки и приступать к еде. Для начала немного подозрительного приподняла отбивную, которая была странным не золотистым как положено цветом, а коричневатым. Заметив сомнения посетительницы, бармен объяснил, что это говядина и цвет у неё такой из-за различных приправ, специй и хорошей прожарки. Ташиги справедливо заметила, что от хорошей прожарки мясо должно принимать золотистый оттенок, бармен ещё минуты две возражал, а потом спор изжил себя и они оба замолкли. На вкус мясо оказалось таким же как и цвет, собственно о вкусовых данных блюда можно было догадаться, когда с первого раза не получилось его ножом разрезать. Жевалось оно как-то долговато, а бармен вел себя так уверенно, словно отбивная у них сделана из самого лучшего мяса на всем острове.  Ташиги утешала себя тем, что надо бы голод утолить, а это можно сделать, даже безвкусной едой. Хотя нет, правильно будет заметить, что мясо все-таки отличалось от салата, если например закуска напоминала обычную резину, то отбивная хорошо прожаренную с перцем и солью резину. Прикрыв глаза, девушка обреченно проглотила кусочек, который, кажется, застрял где-то в горле. Пальцы тут же потянулись к соку, запивая это противное ощущение. Не успела она поставить кружку, как рядом завалился коренастый мужчина, который судя по всему, обращался именно к ней. Ташиги на всякий случай огляделась, нет ли рядом ещё каких-нибудь девушек. К сожалению, чуда не произошло, и за барной стойкой сидела только одна особь прекрасного пола. От него так несло перегаром,  что девушке захотелось чем-нибудь закусить. Ужасно. Как можно напивать до такой степени, чтоб не помнить какое число. Это возмутило Ташиги до глубины души, и даже подзабыв про данное себе обещание «не с кем не ссориться» принялась давать к этому предпосылки.   
-Да… да как вы вообще можете так напиваться! Вас наверняка дома ждет жена, дети, а вы ведете себя просто отвратительно, идите домой отоспитесь и возьмитесь, наконец за ум! – дозорная смотрела на мужчину так упрямо и уверенно, вовсе не задумываясь о том в каком месте, вообще звучат эти слова.   
-У вас глаза красные и вы даже уже не помните сколько дней в запое, - дозорная отчитывала пирата, она была настолько убежденна в своей правоте, что казалось никакие оправдание не прокатят – подумайте о своем будущем

+1

7

Персонаж: Мишель Каналь, пират.

Мишкан выпучил на приличную на первый взгляд дамочку свои красные от недосыпа и перепоя глаза. Думать о будущем было страшно, ведь он даже не помнил, какое сегодня число. А вдруг это самое будущее уже наступило, а он и не заметил? Какой кошмар! А эта противная девчонка талдычит ему про чью-то там семью, и не хочет называть сегодняшнее число. Наверное, она просто морская дозорная и ненавидит пиратов. Решила отомстить им всем, оскорбив Мишкана.
Пират гневно засопел, попытался выпрямиться, но ноги были, словно пластилиновые, и он снова оперся о барную стойку. Абсолютно бескультурно рыгнув, Мишкан почесал пузо и виновато улыбнулся на все свои двадцать четыре обычных зуба и один золотой.
- Пардоньте, - пробубнил он. - Так... ик! Число сегодня... какое?

0

8

- Понял, не дурак. - После такой весомой угрозы, Лир решил, что лучше не обсуждать вслух местные кулинарные изыски и начал активнее работать ложкой особо не задумываясь о вкусе, а то вдруг он присоединится в стремлении к товарищу? Не... Главное о рыбе этой не думать, только вот... Интересно, а выглядит она как хоть? Метафоричное это название или же.. Стоп, не думать!
Скромно опустив ложку в пустую тарелку, пират волком озирался по сторонам. Чувство голода, в свою очередь, словно бы даже только усилилось.
- Может это... - Морт опасливо покосился на Тою, думая, как бы помягче высказать своё предположение, чтобы угроза не воплотилась случайно в жизнь. - Ну... От коронного блюда отказаться, пока не поздно? Вдруг у них есть что попроще.
"А заодно и повкуснее". - Но последнее осталось за кадром. А из опасений он даже таки встал со своего места, покосившись при этом на несчастный вяло скрипнувший стул. Да-а-а... "Ментира" была... ужасна. Во всех смыслах. Но однозначно приятнее тюрьмы.
- Пойду скажу, что мы не достойны такой чести... - Снова непривычно для себя ссутулившись, он в пару широких шагов добрел до стойки, скосив взгляд на какой-то не совсем трезвый элемент местной флоры и фауны. Пока бармен протирал пыльной тряпкой бокалы не первой свежести, доливая напитки товарищам в другой стороне, Лир с любопытством заглянул в оставленную кем-то кружку, пронаблюдав там нечто, что было готово перейти на новый уровень эволюции и открыть глазки. Всё прямо так, как Тоя "любит"... Только лучше про эти прекрасы ему не рассказывать. Никогда даже не упоминать.
А совсем рядом приличного вида, для этого заведения, девушка доказывала пропитому напрочь моряку, что так жить нельзя. Даже не просто моряку, а пирату, о чем говорили многочисленные красноречивые татуировки на руках, простые любители моря и те, кто плаваниями зарабатывают себе на хлеб, так не разрисовываются, за редким исключением.
«Число… Да какое ему уже дело до числа то, а? Словно что-то изменится от этого,» - Сам он успел после мирного едва ли не дрейфования в море сбиться с толку дня этаки после третьего, но дата его всё равно не волновала. А уж этому какое дело то, а? Но женский голосок упрямо пытался спасти эту заблудшую душу и трижды никому не нужную жизнь.
Выдохнув, Лир панибратски хлопнул фактического коллегу по плечу и как можно мягче постарался довести до его ему одну суть:
- Число… Тц. Ушел твой корабль. У-ше-л. Далеко уже ушел и минимум уж года три как тому назад... Но ты это… - рыжий указал на бокал перед  явным завсегдатаем, - главное на жидкость не налегай, не в ней сила.
Сам он, конечно, бывал не лучше, но таких запоев у него не бывало, чтобы до нескольких дней, а потом забывать всё, едва ли не до собственного имени.
«Попробую ка я совсем бросить, а… А то ещё докачусь до такого, не дай бог» - махнув таки рукой бармену, чтобы уже привлечь его внимание от остальных клиентов, Лир снова повернулся к алкоголику:
- Значит так, морская крыса, хватит травить баланду, думаешь, раз лег в дрейф, всё потом само наладится? Так ты скорее пеньковым галстуком обзаведешься, - лучезарная привычная улыбка уже исчезла, а в серьезность тона он попытался вложить больше осмысленности для этого гальюнного прихвостня, - да тебя, сухопутного червя, теперь только по рее пускать. Слушай мою команду, дурень лысый, отдать кормовые и носовые и полный вперёд, не оставлять свою задницу без работы!
Мельком он выглянул через широкое плечо на девушку за спиной мужчины:
«Шторм и гром! Куда меня потянуло, дурака, а?» - не признать в куртке до боли знакомую деталь униформы товарищей, которые мечтали бы увидеть его жизнерадостный лик менее оптимистичным где-нибудь за решеткой, Эль не мог. Не узнать в данном случае – фатальная ошибка с возможным печальным исходом. Тут же затихнув и запоздало понадеявшись, что внимания он особого не привлек, пират резко обернулся на бармена:
- Мы не хотим вашу рыбу. – То ли с укором, то ли нервное это, но почувствовав, что долг выполнен, Морт развернувшись на пятках, зашагал обратно к столу, поспешно ретировав из зоны риска.
- Там это… - Приближаясь к Инамори, он попытался оценить его душевное состояние и прошли ли первый, второй, третий и все последующие ужасы навеянные этим заведением, - салат у них ещё есть. Но он на салат не особо похож.
Усевшись обратно на своё место, решил не тянуть резину:
- Думаю, нам стоит отсюда перебраться в местечко получше. Да и нашему дырявому корыту здесь замены хорошей никак не найти. – Взгляд обратно за стойку был быстрым, - а ещё тут есть коллеги наших покинутых в спешке «друзей».

Отредактировано El Lear (06-11-2011 13:58:03)

+2

9

Когда Лир замолчал, стало гораздо лучше, можно было хоть поесть спокойно. Не так был мерзок суп, как разговоры о волосатой рыбе. Правда, длилось удовольствие недолго: на раз уговоривший первое приятель снова напомнил про "коронное блюдо". Но на этот раз мысль, по крайней мере, была здравой. Ведь кто знает, какая гадость эта их волосатая рыба?
- Да-да, дерзай, - согласился Тоя, - и пусть вернут деньги за неё! - на всякий случай напомнил он вслед уходящему Лиру. Остров этот был, судя по всему, не маленьким, следовательно, на чертовой "Ментире" свет клином не сошелся. Так стоило ли набивать животы здесь, когда можно было, немного восполнив запас сил, найти местечко почище и поприличнее? Денег жалко? Пф! Жалко - платить за блюда, главным ингредиентом в которых, наверняка, были микробы с немытых рук повара. Да и Тоя, с его-то везением, с лихвой покроет все расходы в ближайшем же казино.
Справившись, наконец, с супом, Инамори отодвинул тарелку и, опершись локтем о столешницу, осмотрелся. Если и существовал ад на земле, то назывался он "Ментира". Тоя, не раз слышал выражение: "больше грязи - шире морда". Судя по тому, сколько её было в этом кабаре, посетителей здесь откармливали на убой. Контингент был под стать санитарным условиям: среди этих обалдевших, опухших, едва узнаваемых лиц, Инамори, даже после сказочной недели, проведенной в лодке, казался интеллигентом, если уж не способным отличить ямб от хорея, то, как минимум, читающим Адама Смита и думающим о красе ногтей.
Тоя нервно забарабанил пальцами по столу и огляделся в поисках Лира. Тот завис у барной стойки и оживленно беседовал о чем-то с трезвым в стельку пиратом. Вот уж у  кого действительно язык без костей... Но свою отповедь приятель, к счастью, свернул довольно быстро, и возвратился обратно. Фраза про салат заставила едва-едва вернувшего душевное равновесие Тою снова побледнеть. Страшно представить, ЧТО туда порезали, если он даже на салат не похож! Поэтому предложение поискать место получше было воспринято им на ура.
- Поддерживаю! - Инамори воодушевленно кивнул и вскочил с места, едва не опрокинув стул. - Я как раз собирался предложить тебе то же самое. Тем более, я не любитель "дружеских" встреч...
О, да! С "друзьями", о которых говорил сейчас Лир, Тоя предпочел бы встречаться пореже, а лучше вообще не встречаться.

+2

10

Персонаж: Мишель Каналь, пират.

В недоумении почесав лысину, Мишкан принялся шевелить мозгами, вспоминая, какой у него был корабль, и прикидывая, куда он мог уйти, а, главное, почему он это сделал? Может, пират плохо с ним обращался, и корабль обиделся? И, если ушел он года три назад, то когда же наступило будущее, о котором Мишкан так и не успел подумать?
- Девушка-а-а! - окликнул он свою последнюю надежду и снова попытался отлипнуть от стойки, но его опять зашатало, как кораблик на волнах, и Мишкан рухнул на самый ближний к нему стол. Перед глазами все расплылось яркими пятнами. Зато звуки, кажется, стали более различимыми. Пират внимательно слушал и про крыс, и про баланду, и про галстук в пеньках. Но последняя фраза показалась ему ужасно знакомой, и даже заставила чуть-чуть протрезветь. Так же говорил их капитан! Человек, которого Мишкан уже успел дважды похоронить и раз трицать выпить за упокоение его души. А он был жив! Жив все это время! За это непременно нужно было выпить!
- Капи... ик!.. тан! - воскликнул Мишкан и, широко расставив руки и шатаясь, побрел на рыжего пирата. - Капитан Мо-о-орт! Мортушкааааа... ик! Пррости меня, дурака грешнова-а-а-а! - он вцепился обеими руками в его камзол. Четкость картинки мало-помалу возвращалась, и Мишкан смог окончательно убедиться, что не обознался - это действительно был бывший капитан команды, с которой он раньше бороздил моря.
Но тут он узнал и второго. Ошибки быть не могло - этот патлатый хмырь развел Мишкана на деньги! Обыграл в наперстки на другом острове!
- Ты-ы-ы-ы! - дрожащей рукой указывая на патлатого, возопил пират. - Он... ик! - обратился он уже, непосредственно, к Морту, - не верьему, кап... - ик! - тан! Ик! Он мошенник! Афе... рист! Кидалово! Лохотрооон! В наперстки мы играли... стеклянными гранеными стаканчиками сушеного паука... искали под ними... а он... он меня кидану-у-у-ул! - отчаянно взвыл Мишкан и совершил попытку наброситься на обидчика,  но повалился на преградивший ему дорогу стол, сметая на пол посуду и недоеденную пищу.

0

11

Девушка уже была готова сказать этому человеку какое сейчас действительно число, лишь бы он от неё отстал, только вот стоило ей открыть рот, как за неё уже ответили. Пальчики коснулись очков, что были на голове, спуская их на глаза, чтоб увидеть своего косвенного «помощника».   Почему-то лицо его показалось уж слишком знакомым, вроде утром Смокер-сан выдавал какие-то листовки, и на них было нечто похожее. Или нет? Было бы как-то неловко ошибиться.  Он о чем-то разговаривал с барменом, и девушка же не старалась вслушиваться в разговор, хотя если бы и попыталась, то даже половину слов все равно не поняла. Когда дозорная отрезала второй кусочек мяса и постаралась его разжевать, челюсть противно свело.
-Нет, не могу это есть… может в столовой корабля что-нибудь приготовили, вернусь и там нормально хотя бы кофе выпью, - сдавшись, пальцы расслабленно легли на стол, опуская на него и грязную вилку с ножом. Пусть ещё и оставалось пол порции заставить себя съесть больше, дозорная не могла.  Ташиги тут же полезла в кошелек за белли, не смотря на то, что её плохо накормили это не повод устраивать протесты и не давать денег. Наверное, это она просто слишком привередливая, ведь кто-то может, есть это нормально. Оплатив заказ, поднялась с места, кинув последний взгляд на то недоразумение, что повар назвал блюдом.  Интересно они хоть сами пробуют, что готовят? Громкие крики мужчины, который только сидел рядом, естественно заставили девушку повернуться в сторону рыжего пирата.
-Капитан Морт? Имя вроде Эль Лир – Ташиги на секунду задумалась, а не его ли просили арестовать, вроде он последний раз какую-то шумиху устроил.
-Аа… точно его, но это не самое лучшее место, чтоб обнажая катану, кричать «Всем руки голову дозор пришел» - темноволосая особа, растерялась, не зная точно как будет правильно поступить, но сейчас явно не время для сомнений, они ведь могут и скрыться, а объясняться перед капитаном придется ей.  Покосилась на второго сидящего рядом с рыжим, это… по последним сведеньям должен был быть Инамори Тоя, за чью голову назначена награда двадцать девять миллионов белли. Интересно, почему они вообще вместе? Остается надеяться, что не решили образовать новую команду пиратов, а то дозор еле со старыми справляется, а тут ещё и новые проблемы. Ташиги искренне не понимала, почему люди так тянуться быть пиратами, разве обязательно, чтоб хорошо жить нарушать закон? В любом случаи их надо арестовать. Пьяный мужчина навалился на стол и принялся сбрасывать с него еду и тарелки, поэтому девушка предусмотрительно подошла со спины к рыжему, чтоб не дай Бог не испачкать форму, все-таки она в Морском дозоре и с этим у них строго. 
-Эль Лир, известный как Капитан Морт и Инамори Тоя известный, как Лаки Лузер, прошу пройти со мной на выход из заведения, - тонкие бровки нахмурились, а взгляд стал твердым и уверенным, ясно давая понять, что ареста или неприятностей, сейчас им точно не избежать. Пальчики легли на рукоять катаны, как не странно не сжимая её и даже не напрягая руки, но все равно в любую секунду готовая обнажить лезвие Каши.

Отредактировано Tashigi (07-11-2011 01:51:04)

+3

12

Как хорошо то, что Инамори быстро соображает, что с некоторыми им обоим лучше не пересекаться. И стоило только Лиру подняться со своего места, как за его спиной раздалось истошное и громогласное: "Мортушкааааа..." Эль так и остолбенел, показалось даже, что в заведении стало в разы тише и всё внимание обратилось на доковылявшего до рыжего пьянчуги и самого пирата. Одноглазый с сомнением посмотрел на вцепившегося в его камзол мужчину; было бы от этой ситуации смешно, если бы всё же не грусть и печаль, что это всё происходит на глазах у представителя дозора.
"Капитан, значит, да?" - Одна бровь с сомнением изогнулась, а Морт в воображении дорисовывал мужчине побольше волос на месте сверкающей лысины и менее красный и заплывший взгляд.
- Етит твою через три колена и сорок пять копыт, а! - К удивлению добавилось изумление, а Морт в задумчивости почесал затылок, все ещё не веря своим глазам. Любит Судьба встречи. Лир даже мысли не допускал, что может встретить кого-то из ребят, не говоря уже о том, чтобы у него ещё и прощения просили. Кажется это он, пока они остановились на одном из островов, загнанные в угол, словно крысы, тихо слинял вместе с кораблем прямиком в плен. Выглядело со стороны это явно подло и, может быть, как попытка к бегству, только сам Ветер был иного мнения на счет того, помирать всем или ему одному рискнуть прорваться или же попасть в плен. В прочем, тут было сразу второе, для первого одного человека в той ситуации было мало...
"Вот дурень ты Мишкан, а?" - радость от возможной встречи погребло дурным предчувствием взгляда, который буравил ему спину и затылок, но ничего ответить и сменить маску удивления чем-то более презентабельным Эль не успел, бывший его матрос тут же опознал и Тою. - "Стеклянными?" - Изумление на пиратской физиономии стало ярче и красноречивее. Но дослушать обличительную чудо-речь Морту была не судьба, Мишкан, видимо, решил то ли Инамори удушить, то ли кэпа своего бывшего собой заслонить от одного только пагубного взгляда лохматого, но повалился на стол. Элю оставалось только закрыть глаза и устало провести ладонью по лицу.
"Что за день?"
- Эль Лир, известный как Капитан Морт и Инамори Тоя известный, как Лаки Лузер, прошу пройти со мной на выход из заведения, - с несчастным видом, рыжий обернулся,  убирая со своего лба ладонь, посмотрел на говорившую, пару раз рассеянно моргнул. Через секунду осознания, в голове выработался корявый план действий.
- А? - Взгляд скользнул по ладони, которая легла на рукоять катаны и проникся новой волной удивления, - я Морт? - Прозвучало неуверенно, как он и запланировал.
- Да боже упаси! Девушка, что  я Вам такого сделал, что Вы меня с этим ужасным типом спутали? Мы же с Вами даже незнакомы, а тут так... – раздосадовано, жалостливо и с искренней обидой в голосе. - Ладно этот, - Лир указал в сторону завалившегося на стол Мишкана, - пьет вон как беспробудно, но.. но...
Но что там за "но" он так и не выдавил уже из себя, заметив недоверие в адрес своих слов.
- Чес-слово, правда я не Морт! Я в детстве, конечно, мечтал быть похожим на кого-то знаменитого, но не на пирата! Нет-нет! А тут такое вот несчастье, представляете? Нас различает лишь то, что у него повязка на левом глазу, а у меня, - тут он даже коснулся предмета разговора, а потом провел ладонью по лбу, поднимая волосы, чтобы точно было лучше видно, - на правом. Но путают нас, ууу, как...
Шаг назад, и Морт помог Мишкану выпрямиться:
- И ты обознался, да… - Символично помог отряхнуться тому и обернулся в сторону барной стойки, - эй, ну помогите человеку, а?! Дату он вспомнить не может! И уведите, что ли… Ему бы отлежаться, протрезветь окончательно.
«Прости, Мишкан, но в этой ситуации тебе лучше меня не знать», - товарищески хлопнув его по плечу, Эль позаботился, чтобы завсегдатай «Ментиры» облокотился прочно и устойчиво на стол, после чего шагнул к лохматому, поднимая его упавший стул:
- А это мой брат, да. «Черт, какой брат? Мы не похожи ни разу…» - Мы.. ученые.
«Ага, как же, особенно я семь пядей во лбу.. но вдруг повезет, а?» - Мысль про везение не могла не вызвать улыбки. Да и, кажется, в кои-то веки его рассеянность ему на руку, не зря он в их круизе не просто на словах оставил заявление о целостности обоих своих глаз, а снимал повязку, а потом и попутал на радостях, что будет наконец-то еда, на каком она глазу была. Ох как не зря.

+3

13

Кабаре огласил истошный вопль, заставивший Тою поумерить прыть и оглянуться, а в следующий момент на Лире, вопя о своей безграничной любви к капитану Морту, повис пьянчуга. И это ж надо, в момент, когда они уже почти ускользнули из-под носа у Дозора! Инамори хлопнул себя по лбу. Только Лировских корешей ему для полного счастья и не хватало.
Но этим дело не закончилось. Намиловавшись в волю со своим "Мортушкой", мужик обратил внимание на Тою. Видно, алкоголь в "Ментире" был какой-то особый, отшибающий память на числа, но сохраняющий - на лица. Сам же Инамори, хоть тресни, не признавал в этом пьянчуге никого из знакомых. У него была отличная память на людей, имена, даты, но, черт подери, он стольких развел на деньги, что всех было не упомнить! Зато игру в наперстки Тоя помнил, словно это случилось вчера. Прозрачные стеклянные стаканы, под которыми пират, кажется, тогда ещё менее опухший и более похожий на человека, прятал сушеного паука, потом менял местами и настойчиво предлагал всем желающим отгадать, под которым же скрывается искомая тварь. Пожалуй, это был первый и единственный раз, когда Тоя, играя в наперстки, не полагался на силу фрукта...
Кажется, пьянчуга ненавидел Инамори гораздо сильнее, чем обожал рыжего, судя по тому, что, вмиг выпустив Лира, кинулся качать права. Благо, путь ему преградил стол, на котором бедолага и растянулся, сметя с него столовые приборы. Остатки еды вмиг оказались на полу, и Тоя, не без отвращения, отметил, что там они смотрятся куда естественнее, чем в тарелке. "Самое время свалить отсюда," - решил Инамори и поднял взгляд на приятеля и увидел прямо у него за спиной дозорную. Мда... Кажется, он начинал понимать, почему его прозвали не фаворитом удачи, не счастливчиком, и даже не каким-нибудь черным лохотроном, а именно лузером. Пьянчуга спалил всю контору, а им с "Мортушкой" теперь отдуваться. "Спокойствие, только спокойствие..."
Тоя обвел Дозрную беглым взглядом, остановившись на мече. Интересно, она сражается им также, как сержант Лобстер и его напарник стреляют, или нет? Впрочем, даже если она мастер меча, бояться все равно особо нечего. Но затевать перестрелку Тое не хотелось: во-первых, унести ноги в этот раз будет проблематичнее, во-вторых, внутри проснулось нечто вроде совести, и Инамори счел, что два относительно здоровых мужика на одну хрупкую леди, хоть и с дрыном в ножнах, это как-то нечестно.
- Да, произошла какая-то ошибка, леди, - авторитетно заявил Тоя, сокращая комсомольское расстояние между собой и Лиром, и по-братски обняв того рукой за шею. - Мы братья, - продолжил он развивать тему. "Угу, близнецы, прямо копии друг друга!" Нет, ну лже-одноглазый нашел, что ляпнуть, ей-богу! Не мог соврать что-нибудь поубедительнее? Что они, например, приехали на ролевую игру. По разыскиваемым людям, и хотели сперва отыграть личностей более известных, но желающих оказалось крайне много, и самыми приличными из всего, что осталось, оказались Лаки Лузер и капитан Морт. Или что они актеры театра, а это - всего лишь грим. Или, на худой конец, что на Эквилибрио лучшие клиники пластической хирургии, и они прибыли сюда, чтобы сменить внешность и не подвергаться больше гонениям со стороны Морского Дозора. Впрочем, это тоже изрядно отдавало бредом. Уж лучше, и правда, побрататься. - Сводные братья. У нас были разные отцы...
Вроде как, Инамори привнес в сказанное приятелем логики, и даже умудрился не соврать при этом. Отцы у них с Лиром и впрямь были разные. Матери, правда, тоже, но так разве Тоя сказал, что она у них общая?
- Мы археологи, и на Эквилибрио прибыли с целью осмотреть руины на "светлой" его половине. Думаю, вы, как человек образованный, - сочтя лесть в данном случае уместной, продолжал Тоя, - не раз слышали о тайнах, которые скрывает этот остров. Историки утверждают, что коренные жители острова оставили после себя огромное культурное наследие, и мы с братом хотим убедиться в этом лично. Возможно, нам удастся найти следы древних цивилизаций. Вы понимаете, какой это будет огромный вклад в развитие науки? - он отпустил Лира и многозначительно пихнул его локтем под ребра, надеясь, что тот поймет этот жест правильно, то есть, как "молчи и кивай". - А этот человек, - Тоя кивком головы указал в сторону агрессивного пирата, - сильно пьян. Вы только послушайте, что он несет! Да какому идиоту может прийти в голову играть в наперстки стеклянными стаканами?! - он театрально закатил глаза, всем своим видом стараясь показать, насколько сочетание "стеклянные стаканы" и "игра в наперстки" противны его тонкой натуре, и что сам он до такого маразма никогда бы не докатился.

+3

14

Сначала Ташиги слушала  их с недоверием, особенно немного переигранное поведение рыжего. Хотя… может он всегда такой. На каком именно глазу повязка у «подлинного» капитана Морта девушка помнила плохо, поэтому даже не попыталась придраться к словам. Только вот вопрос их родства, поставили в тупик, они вдвоем не были так уж сильно похожи. Сержант сначала, внимательно прищурившись, осмотрела мужчину, что по ближе, а потом сидящего рядом с ним. Сомнения исчезли лишь, когда в разговор вступил длинноволосый, он был куда интеллигентней своего брата, это сразу чувствовалась и по речи, и по поведению. Слушая слова этого парня, стало даже как-то стыдно, что она подозревала в них пиратов. Все-таки благопорядочные граждане просто, как и сама Ташиги пришли поесть в этом заведении. А фанатик мечей, так просто обвинила их в разбойничестве, назвав одними из опасных разыскиваемых преступников. Надо срочно извиниться.  Дозорная из уверенной воительницы за справедливость, вновь стала немного рассеянной девушкой. Поклонившись, виновато проговорила:
-Прошу прощения, вам должно быть не приятно, что я вас сравнила с ужасными преступниками – Ташиги выпрямилась, продолжив в какой-то мере даже оправдываться – понимаете, сейчас столько пиратов, что иногда даже можно спутать порядочных граждан с ними, мне так стыдно…
Взгляд немного грустно опустился в пол, они сейчас имели полное право на неё злиться и даже ругаться, но прежде чем они бы приступили, девушка решила им предложить неплохую альтернативу:
-А вы ведь собираетесь, как я понимаю в Раймон? Мне бы очень хотелось загладить свою вину… - секунда тишины, чувство неловкости не покидало темноволосую особу, поэтому в этот раз она старалась обдумать все, что скажет дальше. Не хотелось бы навязываться со своими предложениями, но с другой стороны она ведь может обеспечить им безопасное передвижения на другую сторону острова.             
-Как сержант Морского Дозора Ташиги, я хотела бы вам предложить переправу на нашем корабле на «светлую» сторону острова – собственно Смокер-сан может и не обратить внимания на временное появление на палубе двух историков, а если что, то сержант вполне может объяснить и постоять за них.
-Мы возьмем на себя ответственность за вашу защиту от гадких пиратов, можете не благодарить – на лице сияла лучезарная улыбка, она была довольна придуманной идей искупления своей вины и даже не ожидала отказа, это выглядело б весьма подозрительно. Ведь им подвернулся столь удачная возможность бесплатно переправиться на «светлую» сторону, так ещё и под защитой дозора, тем более их корабль проезжал мимо тех самых раскопок, это было бы весьма удобно для археологов. Да и что греха таить Ташиги интересовалась историей, особенно оружия, но поскольку все оно взаимосвязано, то изучала она большинство данных.  Конечно, сержант не слышала о том, чтоб на этом острове выковывали хорошие катаны, но проверить и посмотреть все-таки стоит.

+3

15

А Васька слушает, да ест… Только в отличии от какого-то там Васьки, Лир слушал, слушал и… умудрялся кивать в нужных для этого местах, немного вяло за что, судя по всему, и получил локтем в бок, из-за чего сдавлено улыбнулся – все же лучше, чем несчастно бы согнулся пополам и спросил, за что лохматый его так не любит, что по больным то ребрам… Ладно, предположим, что Тоя же не со зла так.
«Чувствую себя.. дебилом». - Кивая утвердительно на заявление про игру стеклянными стаканами, Эль с печалью посмотрел на Мишкана. Да-а-а, докатился ты, товарищ, однако. Ох и докатился… От того, как может лечь по жизни карта, становилось грустно, только эти мысли были совсем не подходящими для данной ситуации.
Изучая взглядом девушку, которая уже и извинилась, и печально понурила голову, Морт на это все лишь добродушно привычно улыбнулся.
- Да не переживайте Вы так, зато мы всегда конкурсы двойников выигрываем. В прочем, пожалуй, это единственный плюс… - А вот предложение сопроводить их вызвало крайне противоречивые чувства. С одной стороны – отказывать от халявной перевозки никакой дурак не станет, тем более, если этот дурак порядочный гражданин, а не пират какой-то, и действительно ценит свою жизнь и сохранность оной. Но вот, раз уж ты таки пират, лезть добровольно на борт корабля Морского Дозора... Едва ли там все такие наивные, как эта милая девушка. А ведь действительно милая, особенно когда так смущается и виновато прячет взгляд. Лир, почуяв таки тягу к прекрасному, склонил голову чуть на бок, едва ли не проворонив остаток речи дозорной.
- На корабле? - Сделав испуганный взгляд, он нервно сглотнул. - Право, так неловко... Такая забота, а я страдаю морской болезнью, думал до Селтона живым не доберусь. - Лир сокрушенно покачал головой, в голове активно работали всякие шестеренки, которые отстукивали мерный ритм, в котором скоро будет улавливаться сигнал "SOS", потому что отказываться от таких предложений крайне подозрительно. - О! А может быть Вы нас тогда сопроводите по суше? Защита от мерзких бандитов нам не помешает, местечко то, я вам скажу, не ахти какое хорошее для археологов... А так и Вы вину загладите и нам спокойнее будет.
"Только бы согласилась, только бы согласилась, только бы согласилась!.. ну или октазалась, может у неё дел полно?"
Морт выжидающе смотрел единственным зрячим на данный момент глазом на дозорную, отцифровывая и то, что делает Мишкан, если этот дурень всё испортит, то Лир вспомнит ему все проколы и ошибки… Разом. Заставит его так протрезветь, что тот сам пожалеет, что вообще брал за всю свою жизнь хоть каплю спиртного в рот.
- А, простите нашу некультурность, забыли представиться… - И правда, лучше рассеять и сомнения по поводу имени, - я Рей..

+2

16

Какая замечательная дозорная им попалась! Она определенно нравилась Тое больше сержанта Лобстера. Во всяком случае, она была гораздо умнее и хитрее того остолопа. Заманить их на корабль Морского Дозора под предлогом помощи - хорошо спланировано. Только ловушка была уж слишком очевидной. Или это Инамори просто такой подозрительный? Нет, Лир, судя по ответу, тоже заподозрил неладное.
- Не стоит извинений, - покачал головой Тоя, - вы всего лишь делаете свою работу и стремитесь поддерживать порядок в нашем жестоком криминальном мире. Я тоже считаю Морта и Лаки Лузера ужасными людьми, они обязательно должны оказаться за решеткой, - стараясь говорить как можно более спокойно и не переигрывать, добавил он.
"Но не в этот раз, не в этом году, не в этой жизни!" - это Тоя, само собой, озвучивать не стал, но подразумевал.
Лир проявлял поистине чудеса сообразительности и придумывал действительно убедительные отговорки. И, кстати, тоже не на сто процентов лживые. Морской болезнью приятель не страдал, но мысли о том, что добраться до Селтона живыми им не светит, возникали у обоих.
- Полностью согласен, брат! - подхватил Тоя дельное Лирово предложение. - Мы совсем не умеем драться, - разведя руками, обратился он к дозорной, - а вы выглядите таким надежным человеком. Людям науки нелегко приходится в наше время. И, да, - изобразив смущенную улыбку, добавил он, - мое имя Юджин, - так звали автора одной из недавно прочитанных Инамори книг по истории, и имя показалось ему вполне подходящим для беспомощного археолога. - Право слово, так неловко, что мы не представились сразу...
Только бы теперь не забыть свои фальшивые имена по дороги к Раймону. И договориться как-нибудь, кто из них младший брат, а кто старший.

Отредактировано Inamori Toya (08-11-2011 00:46:15)

+2

17

Кажись, выдумывали историю они на ходу, возможно, будь рядом Смокер, он бы их поймал на лжи, но доверчивая Ташиги даже не замечала подвоха. Хотя отказ от поездки на корабле её насторожил, жаль, что не настолько, чтоб девушка стала подозрительней. По морю они добрались бы куда быстрей, и не пришлось бы бродить по опасным дорожкам. К сожалению Ташиги трудностей не боялась и даже наоборот была очень рада помочь двум нуждающимся. Все-таки она дозорная, а это их прямая обязанность и она ни в коем случаи не станет увиливать. В любом случаи корабль собирался отплывать утром следующего дня, так что вполне можно успеть за это время добраться до Раймона и оттуда позвонить Смокер-сану и предупредить, что он может отправляться без неё. Вот здорово, тогда появится пару часов свободного времени, чтоб осмотреть все ближайшие оружейные магазины, возможно, выпадет шанс полюбоваться на знаменитые Мейто. В этой дыре вряд ли можно найти, что-то стоящее внимания.   
На их представление девушка смущенно улыбнулась, хорошо, что она хоть знает, как к ним теперь обращаться, а то совсем неловко было бы.
-Приятно познакомиться – как можно вежливей отозвалась Ташиги не скрывая даже нотки радости в голосе. Все-таки теперь у неё в знакомых есть два брата археолога, которым она поможет перебраться на «светлую» сторону острова, разве нужен ещё повод для приподнятого настроения? А кстати стоит им сказать, что она согласна, а то уж слишком задумалась об этом и до сих пор не озвучила своё решение.
-Я буду очень рада вам помочь, под моей защитой вы в полной безопасности, можете даже не переживать  - от части Ташиги очень нравилось, что они доверяют свои жизни ей, ведь не многие готовы признать в девушке сильного противника, поддаваясь в бою и тем самым оскорбляя. В голове всплыл образ Охотника на пиратов, который с ней так ужасно поступил. Накатившую волну раздражения, сержант тут же забила где-то глубоко внутри.
-Это точно, сейчас так много плохих людей, которые стремятся причинить людям зло, для чего не понимаю… становятся пиратами и разбойничают, ведь есть порядочный труд, на нем можно достаточно заработать белли для жизни – кажется в её голосе образовались печальные нотки, но девушка спохватилась, становясь тверже и уверенней – когда будем отправляться? Если что я хоть сейчас готова
Эти парни ей немного нравились, и возможно если и придется обнажить лезвие катаны ради их защиты, то она сил не пожалеет, чтоб с ними ничего не случилось. Ташиги ценила людей которые занимаются честным трудом, а тем более столь интересной деятельностью как история. С первого взгляда можно предположить, что Юджин старше своего брата, вел он себя авторитетней в отличие от Рея. Не смотря на это рыжий создавал впечатление довольно веселого и даже немного легкомысленного парня. Странно как можно быть такими разными, если расти в одной семье, недоумевала девушка.

Отредактировано Tashigi (08-11-2011 19:14:12)

+2

18

Персонаж: Мишель Каналь, пират.

Мишкан в бессилии опустился на стол. Похоже, он действительно обознался! А что это значило? Это значило, что капитан Морт на самом деле умер! Это горе нужно было срочно залить чем-нибудь покрепче.
Подняв на троицу у столика мутный взгляд, Мишкан вытянул вперед руку и хотел потребовать позвать бармена, но вместо этого по привычке выкрикнул:
- Число-о-о-о! - голос перешел в сипение, и пират, не уверенный, что его расслышали, настойчиво повторил - Какое сегодня число?

Персонажи: Мари, Элен и Татьяна, дамочки легкого поведения.
http://s57.radikal.ru/i157/1111/79/47e077e68c2b.jpg

От чтения дешевого женского романа Татьяну отвлек восторженный писк Мари.
- Ой, девочки! - тараторила подруга, периодически переходя на ультразвук. - Там та-а-а-акие красавчики! Археологи!
- Тебе вчерашнего математика не хватило? - Татьяна вопросительно изогнула бровь, глядя на Мари. Та что-то пискнула про квадрат гипотенузы, равный сумме квадратов катетов, и примолкла. У людей науки, изредка сюда захаживавших, денег обычно не было, а если и было - то явно не на услуги звезд этого кабаре. Математик просто очень понравился Мари, и ему решено было сделать скидку. 
- И правда, симпапулечки, - протянула Элен, подперев щечку своей нежной беленькой ручкой. - Особенно рыженький.
- А мне больше черненький нравится! - растянув в улыбке узкие, накрашенные вульгарно-красной помадой губы, заявила Мари.
Татьяна была настроена более скептически:
- А меня интересует, сколько они смогут нам заплатить.
Элен посмотрела на неё широко раскрытыми, исполненными печали глазами:
- Может, это...
- За счет заведения! - вторила ей Мари, аж подпрыгнув на месте.
Татьяна вздохнула и кивнула. В конце концов, ребята-археологи были явно не местными, кто знает, вдруг они сделают им хорошую рекламу на других островах? Хоть какая-то выгода есть, не то что от этого вчерашнего математика...
- Чмоки, подружка, ты чудо! - пискнула Мари, вышла из-за столика и, подтянув чулки в сеточку, поправила  пышную черно-розовую юбку, больше похожую на многослойный кружевной широкий пояс. Следом за ней встали Элен, одетая в маленькое персиковое платье, похожее больше на ночнушку, и туфли на огромных каблуках, и Татьяна, на которой красовались короткие шорты поверх зеленых колготок и застегнутый только в районе груди кожаный плащ.
- Эй, мужчинки! - своим низким грудным голосом окликнула археологов Татьяна.
- Пойдемте лучше с нами, - ласково предложила Элен, прижавшись с одного бока к рыжеволосому.
- Да! - поддержала её Мари, подхватывая под руку второго археолога. - С обезьянкой сфотографироваться вы и в порту успеете! - хихикнула она, кивнув на девушку-дозорную.
- Ни кожи, ни рожи, - буркнула в её адрес Татьяна, - а у нас все по высшему разряду.

+1

19

"Юджин, значит, не забыть бы ненароком," - Лир уже представлял себе, как в сопровождении чудо-девушки "братья-археологи" доберутся без проблем до другой половины острова. Явная рассеянность дозорной в связке с такой наивностью давала результатом нечто милое, несмотря на катану в ножнах - прелесть, одним словом.
- Вы так любезны, так лю... - Это, наверное, называется шестым чувством, когда сигнал об опасности срабатывает точно и без осечек. Но у Эля он реагировал отчего-то лишь в тот момент, когда опасности как таковой нет. Хотя порой выходило и метко, но, увы, редко. Вот и сейчас, сперва появилось это чувство, что ты на прицеле, заставившее едва-едва напрячься и скользнуть рукой за пазуху, к верному Кольту, оставляя на своём лице всю ту же добродушную улыбку, но следующий признак дал возможность спокойно выдохнуть. А был этим сигналом от «отбое» запах духов. Обычные дешевые, и неимоверно ядовитые, когда их явный переизбыток. Если бы он не знал более острую концентрацию этой гадости, то не обратил бы внимания на едва уловимый, но все же различимый, появившийся цветочный аромат. Искусственный цветочный запах.  И раньше, чем он обернулся на звук шагов, чтобы убедиться, что это все же не к ним направляются, и увидел тех, на кого сработал едва ли не отшибленный у него инстинкт самосохранения, в разуме все прочие мысли оттеснила чудовищная, кошмарная картина растрепанных потаскух с панелей не самых лицеприятных и удачных городков похлеще Селтона; пропитанные джином ведьмы из темных притонов, целая вереница исчадий ада, грязных и развратных; жалкие подобия женщин, подстерегающие моряков в гавани, которым совершенно наплевать пират это или же кто-то с торгового судна. По спине пробежал холодок и Эль качнул головой, в попытке вытряхнуть из неё эти воспоминания.
- Эй, мужчинки! - Надежда не оправдалась. А потом под бок кто-то приткнулся, уверенно и по-хозяйски положив узкую ладошку на сгиб локтя. Лир так и замер, словно громом пораженный, а потом неспешно обернулся, но не себе под руку, чтобы увидеть, что именно  решило пригреться у него под боком, а сперва на остальных. Блондинка с  ярко накрашенными губами уже цепко ухватилась за руку Инамори, подняв на него многообещающий взгляд. Тут-то Морт не выдержал и взглянул на устроившуюся у себя под боком дамочку, уже примостившую голову ему на плечо. Узкое личико в обрамлении рыжих крупных локонов, аккуратные губки, чуть-чуть, и так забавно, курносый нос и большие глаза удивительного амарантового цвета. Дивное видение в непристойно коротком платье нежно улыбалось, что мысль о трех года тюрьмы и лишений пронеслась в голове тяжелым истребителем, который едва ли не снес все остальные планы. Но когда Морт на своё счастье или горе посмотрел на возникшую рядом третью женскую фигурку, то сразу очухался, словно его окунули в холодную воду. По взгляду этой девушки легкого поведения стало очевидно, что Мишкан и столкновение с дозорной - детский лепет в сравнении с тем, какие силы придется приложить, чтобы вырваться из когтистых нежных ручек этих прелестных дам.
"Впервые буду в такой ситуации и таким дураком..." - Но перебазирование на Раймон стояло в списке дел монолитным первым номером.
- Д-девушка, - едва ли не задохнувшись то ли от растерянности, то ли от возмущения, пролепетал Лир, в попытках аккуратно, чтобы не коснуться лишний раз распутницы, освободить свою руку, - я... - ну и что за"я"? "Что б сказать то, а?.. И чтобы поверили..." - Я помолвлен!
"Ч-черт, какой же я дурак, кажись.." - Руку освободить удалось, пока глаза девушки широко в изумлении распахнулись и она потеряла бдительность. Лир уж было хотел отступить от неё, но вовремя опомнился, что рядом ещё черноволосая бестия стоит и загнанным зверем огляделся по сторонам.
- В смысле... был помолвлен, - продолжил он свой лепет с самым несчастным видом, на который был способен, - но моя душевная травма оказалась очень глубока и до сих пор эта рана кровоточит...
"А вдруг ей такие и нравятся? Несчастные..." - Эта мысль не вселяла надежд и пират едва ли не с мольбой воззрился на дозорную, которую уже попытались огорошить.  Представительница закона и добродетели явно была ещё и эталоном целомудрия. Ну, может быть...
- Моя Тереза... -  Несчастно вздохнул пират, ухватился за свою шляпу и попробовал выйти из зоны поражения и отгородиться от опасности столом и надежным плечом дозорной. Не по-мужски, но деваться некуда. - Моя Святая...

Отредактировано El Lear (09-11-2011 00:21:00)

+3

20

Пьяный пират снова заладил про число, и Тоя, не выдержав, рявкнул:
- Сегодня число восемь! - учитывая, в каком состоянии пребывал мортопоклонник, его должен был устроить и такой ответ.
Если не считать антисанитарии и этого маленького раздражающего фактора в лице пьянчуги, все складывалось как-то чересчур удачно даже для обладателя способностей фрукта Кахо-Кахо. Доверчивость дозорной Ташиги казалась Тое слишком уж подозрительной и неестественной. Но не оттуда, как выяснилось, он ждал подвоха. Кого-то окликнули вульгарным низким голосом. Инамори оглянулся, чтобы удостовериться, не их ли, и в этот самый момент оказался пойман в капкан из цепких женских ручонок.
Тою никогда не привлекал и не вгонял в краску вид трепетной девичей груди и прочих прелестей женской фигуры. Вообще, единственной женщиной, отношения с которой у него были гораздо более, чем просто дружеские, являлась наука. Имел, конечно, место опыт общения с девушками в студенческие годы. Плачевный опыт... От той единственной, что добилась приглашения на свидание, Инамори сбежал в самый разгар оного, когда она полезла целоваться. После этого попытки устроить свою личную жизнь он оставил до лучших времен. И, в общем-то, не сильно страдал от её отсутствия. Но вторжений в свое личное пространство со стороны незнакомцев Тоя не терпел, поэтому, глухо ахнув, трепыхнулся, словно напуганный выстрелом фазан и замер на месте. Лир пытался отмазаться сам, навешав, что был помолвлен с какой-то Святой Терезой, но так же безуспешно. Инамори, как на последнюю надежду, воззрился на дозорную. Похоже, первыми, от кого ей придется спасать лже-археологов, станут распутные девицы из кабаре...

+3

21

Подошли какие-то девицы, буквально повиснув на шеи у двух археологов.  Да и при этом бросая в сторону Ташиги оскорбительные фразочки. Обнаружив, что позади никаких «обезьянок» нет, девушка вопросительно указала пальчиком на себя, мов вы что про меня? Дозорная искренне недоумевала, чем заслужила неприязнь этих девиц, не смотря на это ни капли не обиделась и даже не оскорбилась. Что с них взять? Пусть болтают, что хотят. Такие фразочки, вряд ли бы смогли выбить девушку из привычной колеи, чтоб её огорошить, нужны действия поопасней и слова посерьезней.
А Рей оказывается помолвлен, слишком много информации для столь раннего знакомства, для чего он это вообще говорит. Вряд ли этих девиц остановит такая мелочь как обручальное кольцо на безымянном пальце.  Хотя это, по мнению Ташиги переходило все грани приличия. Поймав умоляющие взгляды двух археологов, дозорная не сразу поняла, что от неё требуется. Вот если бы они напали на парней с ножами и пистолетами, то девушка смогла бы что-нибудь сделать, а в этой ситуации она и сама растерялась.  Ей по службе ещё не приходилось общаться с девицами легкого поведения, поэтому и плана действий у неё не было. Не смотря на это надо же их как-то выручать, для чего же тогда напросилась их защищать. Пальцы скользнули к очкам, поправляя их на переносице, и девушка строго с укором заговорила:
-Они порядочные мужчины и в ваших услугах не нуж…- Ташиги сделала шаг вперед, но запуталась в собственным ногах и едва ли не упала. Некоторые замолкли и отвлеклись от еды, решив, что хлеба им хватает, а от зрелища отказываться глупо. К их разочарованию дозорная выпрямилась, но её удача оказалась краткосрочной, на ногах она не устояла и нескольких секунд, поскольку под ноги подвернулась табуретка. Её та она и не заметила, и на радость зевакам, споткнулась, полетев носом вниз:
Ай.. ай… – болезненно пролепетала фанатик мечей. 
Руки по инерции вытянулись вперед, создав для себя некоторую опору, поэтому пострадавшими вышли только коленки и ладошки. Хотя она плечом умудрилась кого-то задеть, поэтому и оно предательски поныло. Интересно кого, может одну из тех девиц, в конце концов, девушка-дозорная так и не увидела, кто стал «случайной» жертвой столкновения.  Очки отлетели в сторону, куда именно замечено не было, так как в этот момент перед глазами все блаженно поплыло. Об окончании фразы девушка уже и позабыла, все-таки очки дорогие, а до получения жалования ещё полмесяца ждать, вот если они разбились, несколько недель придется ходить на ощупь. Хотя есть шанс, что Смокеру надоест, что она путает его с рядовыми дозорными и он купит сам ей очки, но уповать на столь призрачную надежду девушка не рискнула. Пальцы скользили в нескольких сантиметрах от пола, пытаясь нащупать столь важную для неё вещь. 
-Очки…  -  отчаянно проговорила Ташиги, щурясь в тщетных попытках их увидеть.

+3

22

Персонажи: Мари, Элен и Татьяна, дамочки легкого поведения, а так же Жуан, бармен.

Элен сперва растерялась, но, вовремя сообразив, что рыжий симпапулька от неё убегает, повторила попытку и ухватила его за руку. У неё отбоя не было от женатых мужчин, так чего жаловаться помолвленному? Если жена - не стена, можно и подвинуть, что уж говорить о невесте, тем более, бывшей?
- Хочешь, я излечу твои душевные раны? - ласково произнесла Элен, прислоняясь к рыжеволосому сзади и поглаживая его по спине.
- Я помогу, - авторитетно заявила Татьяна, перешагивая через очки упавшей дозорной и подхватывая мужчинку под руку.
Мари, увидев, что её экзотичный лапочка не сопротивляется, запищала от восторга и, прижавшись своей светлой, к сожалению, только в прямом смысле, головушкой, к его груди, запустила руку ему под кимоно.
- Пошли, расскажешь мне про раскопки и сокровища? - она подняла на лапочку-археолога сияющие глаза, игриво улыбаясь.
- Эй, вы! - окликнул распутных дамочек бармен за стойкой. - Отвалите от посетителей! Может, у них денег нет?
- Так ведь... - возразила, было, Мари, но бармен перебил её.
- Если ты ещё раз обслужишь кого-нибудь за счет заведения, - серьезно и строго изрек он, - хозяин с тебя три шкуры спустит!
- Отработает, - бросила в ответ Татьяна.


Персонаж: Мишель Каналь, пират.

Услышав, наконец,  какое сегодня число, и убедившись, что будущее ещё не наступило, и подумать о нем время ещё есть, Мишкан с блаженной улыбкой опустил голову на стол. Но расслабляться явно было не время. Завопивший про Терезу парень снова как ножом по сердцу ударил!
- Тереза-а-а-а-а! - взвыл Мишкан, совершая безуспешную попытку отлипнуть от стола. - Свята-а-а-а-ая! С-санта... ик! Санта-Тереза! Мортушка-а-а! Мортушка погиб..! - хлюпая носом, запричитал он.

0

23

Надежда на спасение едва ли не растянулась на полу, обронила очки и окончательно привлекла тем самым к ним всё внимание. Если и были те, кого ситуация не интересовала, то сейчас таковые исчезли.
- Излечишь? - С сомнением переспросил пират, почувствовав, как по спине пробежали мурашки от прикосновения. Господи, за что такое испытание то, а? Лучше бы дозор, честное слово... В смысле, ещё больше дозорных. Тут же под руку его подхватила ещё одна, та самая, что одним только взглядом убивала веру в спасение. Пока дозорная мяукнула что-то про очки,  пират заприметил их не пострадавшими. Оглядываясь на Тою, Морт убедился по выражению лица «брата», что вот уж кого точно придется спасать от женской любви - так это его.
"Что за день?" - Ощущение обреченности, которое так некстати советовало уже сдаться на милость дам, развеялось новым воплем Мишкана. Трогательным таким воплем... Лир даже не подозревал, что хоть кто-то его так сильно любил в этой жизни. Может поэтому Мишель и спился то, а? Желание не бросать товарища возросло, но беспощадно проигрывало  жестокому факту того, что Каналь будет неуместен во всей этой ситуации. А на такую свою добродетель, дозорной Эль уже ничего соврать не сможет. Заявление бармена о деньгах подкинуло какую-то мысль, но появившийся мальчишка-официант с возвращенной платой за их волосатую рыбу испортил этот шикарный план.
- Нда... - Криво улыбнулся рыжий, сжав протянутые монеты в кулак, чувствуя, как женские ручки усилили хватку.
"Полундра! Мы окружены!"
- Излечить мои раны?.. - Словно не веря этому, переспросил он, - О... - Недоверчивый взгляд на Мишкана и радость от того, что дозорная этого не увидит, - ...Моя Тереза-а-а-а... - И даже в тон алкоголику, который заладил что-то новое и внеочередное про "Мортушка погиб".
Отступив чуть назад, он наклонился и подобрал очки Ташиги - лучше ей не видеть ближайших картин, чтобы не рушить прекрасной правды про братьев-археологов. Обняв рыжую за талию,  Лир шагнул к Мишкану, который своими завываниями несомненно тронул, но портил всю картину. И,  положив ему свободную руку на плечо, наклонился к уху пирата:
- Эй, дружище, привет с  того света, будь добр, либо так вопить о своём капитане перестань, либо хоть про Святую молчи, а? А то ангелы уже от головной боли мучаются, а черти не знают куда деться...
- Тереза была для меня всем, она была - Святая... Прекрасное воздушное видение,
- а последнее было уже сказано нормально и в голос, да погромче, чтобы расплывчатый мир дозорной не терял уж слишком сильно свои детали. И ткнув кулаком в бок Мишкана, чтобы тот хоть как-то подвывал, снова зашептал ему, - лучше помоги напоследок, а? И разойдемся, как в море корабли, - в широкую мазолистую чужую ладонь легли белли, которые им вернулись с чудо-рыбы и которых должно было бы хватить на всех трех девиц.
- Вы не сможете заменить мне Терезу, - заявил Морт, посмотрев сперва на брюнетку, а потом на рыжую, начиная второй тур избавления от объятий. - Одно её лицо было одухотворенным, а золотистые волосы... Какие это были волосы! - И ведь не врал - языкастый, какая женщина заменит моряку корабль? А Санта-Тереза была действительно дивным кораблем, Эль бы ни за что не променял это судно, на котором провел едва ли не треть всей своей жизни.
- Она вся была словно бледно-золотой цветок на тонком стебле. Нет, скорей она была духом, божеством, богиней - такая возвышенная красота не может быть земной. - Тереза была невообразимо быстроходной для бригантины. В корпусе и мачтах, в гибкой линии форштевня и бушприта такая стройность, такая легкость, что сразу видно: судно это рождено для ветра. Наклоненный вперед клиперштевень плавно переходил в бушприт и утлегарь, что это создавало невообразимую иллюзию динамичного корпуса, готового к быстрому бегу.
Несмотря на слова, Эль перестал разыгрывать такого уж из себя недотрогу хотя бы на действиях и теперь уже более уверенно отцепил от себя путан, оставляя их рядом с Мишканом на помощь которого рассчитывал.
- Она, она одна, словно крепкое вино горячила чувства, опьяняла воображение и уносила в заоблачную высь… - Огибая стол, помог дозорной подняться, а заодно вручил ей очки, замер напротив Инамори.
- Она была чудом, какое никогда раньше не являлось мне даже в мечтах... – Никогда не забыть, как в небо взмывают белоснежные паруса, среди которых ветер развевает черный пиратский флаг.  И палуба в  первый миг кажется непомерно широкой, а мачты — бесконечными. Синим стеклом и медью сверкают иллюминаторы. Но в этом блеске, в этом захватывающем душу переплетении такелажа и рангоута сразу можно увидеть главное: коричневый отполированный штурвал и узкую колонку нактоуза.
- Леди, право, - Морт честно понадеялся, что блондинка ему прост оповерит, - мы вас совсем недостойны.

Отредактировано El Lear (10-11-2011 01:56:11)

+3

24

Наверняка через руки этих совсем не милых и не достойных поклонения дам прошел уже не один десяток, а то и не одна сотня пиратов. Причем, морские волки явно не подвергались медосмотру, прежде чем уединиться со звездами кабаре. Страшно вообразить, какой букет заразы могла подарить Тое эта размалеванная девица, жаждущая услышать о раскопках! Портовые шлюхи в этом отношении сродни портовым крысам. А последняя и единственная надежда на спасение рухнула на четвереньки и в растерянности зашарила по полу руками в поисках очков. Поняв, что помощи ждать неоткуда, - Лир и сам никак не мог отбиться от положившей на него глаз и ручонки красавицы в мини, -Тоя нервно сглотнул и совершил несколько безуспешных попыток освободиться.
А белобрысая распутница, в свою очередь, решительно полезла к нему под кимоно. Инамори оцепенел. Хвала небесам, на нем была рубашка, в противном случае из кабаре его пришлось бы выносить. И счастье, если не вперед ногами.
Лиру каким-то чудом удалось отделаться от назойливых путан, но, вместо того, чтобы оттащить белобрысую подальше, он попытался уговорить её. Поняв, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, Тоя собрал волю в кулак и, резким нервным движением свободной руки расстегнув сумку, выхватил оттуда книгу и сунул её распутной девке прямо под нос.
- Вот! - с истеричными нотками в голосе, воскликнул он, освободив вторую руку и попятившись назад. - Здесь в подробностях описаны раскопки! Это подарок! - практически перейдя на ультразвук, выкрикнул Инамори и, всучив белобрысой книгу, отступил ещё на несколько шагов.
Теперь он ощущал острую потребность помыть руки. Два раза. С мылом. Срочно! А лучше сразу влезть под душ, да только где ж его тут взять?..

Отредактировано Inamori Toya (12-11-2011 03:23:15)

+2

25

Ташиги смогла отвлечься и куда более трезво оценивать ситуацию лишь когда, Рей помог подняться и протянул очки. Сначала она их не сразу заметила и вообще не поняла, почему ей помогают подняться. Сосредоточив взгляд, увидела знакомые красные очертания, и пальчики ловко перехватили важную для неё вещицу, натянув их на глаза.
Мужчина, который ныл по Морту… даже дозорной стало как-то не по себе, поэтому она решила открыть уже давно всем известную тайну, для этого человека:
-Вам не стоит так горевать, капитан Морт жив… - девушка не желала никому смерти, даже пиратам, предпочитая отдавать их в руки правительству, поэтому в произнесенной новости не было ни разочарования, ни горести, просто объявила как давно известный факт.
-Он был замечен на одном из островов и сбежал при попытки задержания – вот эта фраза прозвучала даже с нотками грусти, все-таки преступники должны быть за решёткой, а не лазить где попало. Он ведь, наверняка какую-то гадость замышляет, например создание новой пиратской команды. Ещё ей почему-то казалось, знакомо имя Тереза… только вот где именно дозорная могла это слышать, в мыслях шевелились догадки, но дальше предположений дело не доходило. Ташиги решила задуматься об этом чуточку позже, так как сейчас ей стало неимоверно жалко Юджина. Его голос поднялся до такого фальцета, что девушка удивилась, как у неё очки не треснули.  В любом случаи она почувствовала себя виноватой, они ведь рассчитывали на её помощь, а Ташиги не только не была в состоянии помочь, так ещё и очки чуть не потеряла. Собственно совесть вновь заговорила и дозорная почувствовала необходимость что-то сделать. Пальцы потянулись к блондинистой девушке легкого поведения, цепко сжав её запястья и оттянув на несколько шагов от зашуганного археолога.
-В ваших услугах археологи не нуждаются, поэтому оставьте их в покое – голос звучал, даже с легкими железными нотками, именно такой интонацией Ташиги и разговаривала с младшими дозорными, когда отдавала им приказы. Обращалась она сразу к трем путанам, поворачивая белобрысую спиной к Рею и Юджину, а лицом к своим «подружкам».
-Спасибо вам огромное за гостеприимство – отчасти дозорная действительно была им благодарна, ведь если «Ментира» максимум способно на это, то стоит им сказать хотя бы приятное слово – и мы сейчас очень спешим, так что до свидание
Развернулась к ним спиной и поспешно ухватила Рея за запястье, а Юджина за локоть, ведя к выходу.
-Извините – немного рассеяно попросила прощения Ташиги – надеюсь вы не против покинуть заведение сейчас…

Отредактировано Tashigi (11-11-2011 19:00:39)

+4

26

Персонаж: Мишель Каналь, пират.

Мишкан уже готов был разрыдаться от осознания того, что Мортушку уже не вернешь, как тот, вдруг, явился перед ним, словно спустился с небес, и ссыпал ему в руку деньги, давая ценные указания. С минуту пират в недоумении смотрел на деньги, не понимая, чем может помочь. Он с трудом повернул голову в сторону, куда скрылся призрак капитана, и увидел трех офигенно красивых женщин. И тут-то Мишкан понял, чего ему не хватало к выпивке!
- Не надо... - ик! - пытаться меня утешить, - замотал головой пират в ответ на слова очкастой дозорной. - Это вы ошиблись... Мортушка... Мортушка умер! О-о-он - ик! - являлся мне с того света! - прорычал он, уверенный в своей правоте. - Девушки! Де-е-е-е-евушки! - улыбнувшись красоткам на все свои зубы, включая золотой, окликнул он дамочек. - У меня капитан... - ик! - погиб... Помогите раны от потерь залечить? Ик! - пробубнил он, демонстрируя деньги, и снова взвыл. - Мортушкааа! Какой был кап... - ик! - тан!


Персонажи: Мари, Элен и Татьяна, дамочки легкого поведения.

Пока рыженький симпапуля расписывал прелести своей невесты Терезы, Элен в недоумении ощупывала себя. У неё тоже были шикарные густые волосы, и на солнце они отливали золотом, а лицо... его тоже вполне можно было назвать одухотворенным! Вряд ли эта девушка, Тереза, была красивее Элен, но, увы, симпапуля оказался однолюбом, а эти нытики, вместо того, чтобы забыть свое горе вместе с другими женщинами, предпочитают страдать и переживать вечно. Грустно вздохнув, звезда кабаре устремила свой взор в сторону второго археолога, отбивавшегося от Мари. Кажется, сегодняшний день обещал быть неприбыльным...
Мари так и замерла от неожиданности, когда ей всучили книгу, но, быстро опомнившись, топнула ножкой и возмутилась:
- Я хотела, чтобы ты рассказал мне про раскопки, красавчик! - пропищала она и хотела уже, было, снова приступить к активным действиям, но была схвачена за руки той самой позорной дозорной в очках, и тут же заверещала. - Отпусти меня, ты, выдра очкатая! Вешалка плоскогрудая!
Но сопротивление было тщетным: Мари оказалась повернутой лицом к своим боевым подругам и пьяному пирату.
- Не больно-то и хотелось, - обиженно пискнула она, поджав губы, и спряталась за Татьяну, прижимая к груди книжку.
- Нуждаются, - авторитетно заявила Татьяна, - но пока этого, к несчастью для них же, не осознают.
- Мы - лучшие на Селтоне, - кивнула Элен.
Но истошный вопль за спиной заставил всех трех красавиц отвлечься от археологов и обернуться на пирата. Тот протягивал им монеты, дружелюбно улыбаясь.
- Ладно, пошли, - вздохнула Татьяна, подхватывая его под одну руку, - кра-а-асавчик.
- Мы поможем тебе залечить душевную рану от потери капитана, - кивнула Элен, подхватывая его под другу руку.
- Расскажешь, как брал корабли на абордаж? - воодушевленно спросила Мари, помогая подругам поддерживать шатающегося мужичину.
Все четверо медленно удалились.

0

27

"...капитан Морт жив..," - кажется, в этой фразе не хватает большей пафосности и обреченности для экономики. Или ему кажется? Наверное, кажется, но Эль решил об этом не думать, по крайней мере сейчас, но на следующее заявление все же недовольно скривился, но понадеялся, что все же вовремя выправил мимику на своём лице в более подходящее для ситуации русло.
«А чей-то при задержании сбежал? Я вообще сбежал!» - только вот для возмущения сейчас было не время и затыкать его нужно было куда подальше. Дозорная тем временем, обнадежила Мишкана, который олицетворял своими репликами яркую картину о вреде чрезмерного употребления алкоголем. Но что-то сравнение с призраком, который является с небес, не грело.
«Тьфу ты…» - А Ташиги-сан окончательно понеслась спасать Тою, который уже попробовал книгой откупиться. Да только разве против таких гранит науки поможет? Но тут подоспела на помощь тяжелая и пьяная артиллерия в виде Мишеля. Все же деньги иногда творят чудеса в этом мире, совершенно точно, потому что все три фурии, хоть и с неохотой, но переключились на новую жертву, который был не против такой роли.
«Эх…  Кто б мне рану душевную все же помог залечить?» - Проводив взглядом троих девиц и  пирата, Лир поспешно поправил шляпу и примерился к выходу, чтобы вылететь отсюда раньше, чем его физиономию вспомнит ещё кто-нибудь. Ещё одна подобная ситуация на сегодняшний день явно будет уже излишней. – «Хотя… Сперва бы физические залатать, а то того и гляди, чего случится».
Умная мысль про помощь врача снова пронеслась в голове, но, залетев в какой-то особо темный угол, там и заплутала. Либо не пережила столкновения с чем-то более глобальным и внушительным, хотя наличие последнего в рыжей голове имеет смысл ставить под большой знак вопроса.
- Да-да-да! Уйдем же отсюда! А то мало ли что...- в категорию «мало ли что» входили не только непредвиденные встречи со старыми знакомыми, но и стихийный бедствия и какой-то шанс падения на голову кирпича. Мало ли, кто знает эту «Ментиру»? И чтобы ничего дурного наверняка не осуществилось, Морт второйрукой ухватился за запястье дозорной, чтобы наверняка не потеряться нигде. А то ведь... мало ли что, верно?.. 

=>>  Раймон | Окраина города (Все трое)

Отредактировано El Lear (13-11-2011 02:14:41)

+2

28

Начало игры.

Пожалуй, вот оно. Ошибиться невозможно. То, что искал заблудший волк, то, без чего бы вот-вот погиб на побережье безымянного острова.
«Это пока,» - ухмыляется в сердцах Чанг, «Пока что безымянного. Когда хочешь что-то выяснить, следуй.. за белым кроликом? Тьфу, это еще откуда?» - даже головой тряхнул для верности, шальные мысли путали его карты, равно как и попытки самому себе показаться серьезным. Да и потом как это прикажете представить - солидный говорящий волк с трубкой в зубах, задрав хвост, бегает за белыми кроликами? Лучше сразу заставить Чанга проскулить весь алфавит. «То есть, следуй в ближайшее общественное заведение.»
Кабак, попросту, кабак. Но сколько он сам в себе открывал выдержки и благородства, называя настолько пошлое и грязное местечко общественным заведением. Так оно и есть, по сути, но меньше всего ему хотелось признаваться себе в низменном желании снова броситься в безумство забытья, приласкать добрую пиалушку выпивки да и задремать в углу, в обнимку с приконченной бутылкой. Если не помешают люди, а они помешают; таким, которые шарятся по кабакам, всегда неймется. И тогда в их окружении Чангу долго еще не придется узнать, что такое покой – увы, такая упрямая штука, как боль, как раз выступает как антидот сонливости, тихим посапываниям в углу и грезам наяву. Всему самому вкусному, что бывает в жизни, ведь только мечтами Чанг и жил. Его небольшая мечта о свободе, воплощенная в новой капле волшебного напитка, не хотела отдаться в руки бесплатно, и, покупая ее, он платил цену в виде лишения свободы. Как-то глупо получалось, замкнутый круг. И так было не всегда. Например, когда они с капитаном пили, Чанг уходил за ним следом, и ни один человек не смел его тронуть, только паршиво и нагло заглядывались, наверно, завидуя стойкости и относительно небольшой амплитуде раскачиваний из стороны в сторону, которой волк добился в ходе долгих тренировок. И Чангу это даже немного льстило, нет смысла скрывать. Но главное, что без труда покинув заведение, они отплывали и засыпали, когда укачивала приведенная в движение палуба судна, сполна отдавались мечтам и грезам. В них мозговым центром выступало легендарное сокровище, а уж от него проливался нежный золотой свет на все идиллические картины, вроде личного склада с сахарными косточками на дне судна и винных рек. Ему все чаще снился сон, в котором он ни разу не ошибся в выборе курса, выскочил вперед капитана на берег маленького острова, который издалека светился от золотого напыления на листьях деревьев и латаней. Тогда он нашел, откопал это сокровище, которое могло сравниться по красоте с одним лишь Снежным Кристаллом. А Снежный Кристалл, понимаете, он такой большой и.. снежный.
Он недолго потоптался на пороге заведения, его всего лишь два раза чуть не задела распахивающаяся пинками дверь, и последнее услышанное от вышедшего пьяницы «Чоее-ерт» было расценено как знак свыше – надо войти. Войти надо.
Оторвав нос от крыльца, - даже крыльцо пахло, как волшебный алкоголь! – Чанг ввалился внутрь, чудом избежав неприветливого пинка закрывающейся следом двери. Непривычная глазу темнота еще щадяще втянула в себя, как в прохладный студень сумерек. Щадящее, потому что и снаружи было не так солнечно и светло, чтобы перемена ощущалась болезненно. Мигающий свет лампы запорхал, как бабочка, перед глазами, очень скоро приобрел форму и лениво прояснил четвероногому гостю всю обстановку. И так как глаз у него был давно наметан, Чангу хватило нескольких секунд, чтобы оценить место, в которое его занесло, в том числе и его обитателей, одинаковых на лица в любом месте. Увиденное сразу повергло в легкий ужас, от которого ему вдруг остро приспичило толкнуть дверь обратно, попятившись, и искать другое соблазнительно пахнущее крылечко. Но, увы, его приход уловила пара затуманенных взглядов и пьяниц, стоявших, сидевших или лежавших неподалеку от выхода. Так неподалеку, что, входя, Чангу пришлось переступать через особенно беспардонных.
Каждый шаг придавал ему пущей уверенности в себе, тем более, что шагов он делал в два раза больше, чем человек, а значит и уверенности должно быть.. в два раза больше? Музыка в кабаке, которая, оказывается, звучала все время, замолкла, и вместе с ней замолкла половина пьяных дебоширов и просто разговорчиков. Не проронив своего достоинства, волк прошел половину короткого пути до барной стойки. Теснота была неимоверная, то ли от размеров помещения, то ли от столпотворения людей. Но все они расступались перед храбрым Чангом,
- Что такое, почему затихла музыка, маэстро? – кивнув в сторону удивленного губастого мальчишки, который сжимал в руках расстроенную скрипку, он увереннее, в тишине, дошел до барной стойки. Музыка заиграла снова, как будто также неуверенно, как смотрел на пса-переростка избитый испуганный мальчишка-музыкант. Но следующая выходка гостя вызвала всеобщую волну удивления, а кто-то, что греха таить, просто только сейчас понял, что этот волк что-то сказал только что. Чангу не хотелось играть на публику, но, эффектно запрыгнув на стул и закинув лапы на барную стойку, он услышал даже аплодисменты с дальнего угла.
«Никакого волшебства, товарищи. Никаких дрессировщиков, сами понаблюдайте,» - ворчал он про себя, гордо вздергивая нос, «Только самоконтроль и воспитание.» - Хотя про волка, закидывающего лапы на стойку, навряд ли можно сказать «вежливый», но все-то лучше, чем некультурно кричать из-под стойки.
- Предложите чего-нибудь морскому волку, - заговорил он, облизнувшись. И поясняюще шмыгнул носом, - На экспертизу для начала. Я выберу что-нибудь одно, - бармен, кажется, не отреагировал на его просьбу, только вопрошающе огляделся, словно разыскивая хозяина зверюшки или смельчака, который вытолкает ее за шиворот. Но Чанг предпочитал действовать по отлаженной схеме, - О, вас наверно интересует оплата? Не волнуйтесь, - он извернулся и, проявив чудеса ловкости, выхватил из-под пояса поперек груди мешок с монетами. Кажется, это случайно забыл забрать его последний «хозяин», - Вот, предлагайте все, что уложится в эту скромную сумму, - сморщенный от железного привкуса Чанг со случайной небрежностью вывалил монеты на столешницу.

Отредактировано Chang (11-01-2012 13:38:03)

+2

29

Персонажи: Мари, дамочка легкого поведения, Жуан, бармен.

Мари спустилась в основной зал со второго этажа, услышав шум внизу. Подружки все ещё развлекали пирата, представившегося Мишелем, но уже поединками в армрестлинге, в котором Татьяна была, без сомнений, сильна, и игрой в наперстки прозрачными стаканами. Последнее Мари пришлось не по душе, она ж не дурочка какая-нибудь, чтобы подыгрывать. Такие, как этот Мишель, были частыми гостями в кабаре, а такие лапочки, как сегодняшние археологи, заходили редко. Заглядывал на неделе один математик, говорил красиво, но на рожу был далеко не крем-брюле. А тут... умные, молодые, красивые, ну прямо ах. Особенно тот, который в красном. И все, что от него осталось - вот эта вот раскисшая от воды непрезентабельная книжка. Если Элен надеется, что Мишель залечит её душевные раны, то Мари не такая. В таких ситуациях только ты сама можешь себе помочь, и единственным выходом, который видела сейчас для себя ночная бабочка, было утопить свои печали в чем-нибудь, покрепче чая.
- Чего расшумелись?! - возмутилась она, спускаясь по лестнице, и тут же поняла причину, увидев сидевшего у барной стойки… волка! И необычного волка! В тусклом свете лампы кабаре его дивная шерстка отливала ультрамарином. Мари ахнула и ускорила шаг. Такой необычный посетитель заглянул к ним впервые, и ей захотелось рассмотреть его поближе. А когда волк заговорил с барменом, а потом и расплатился за выпивку, она поняла, что это именно тот джентльмен, который ей нужен. Распихав не успевших ещё захлопнуть варежки удивленных зевак, Мари, стуча каблучками, подошла к барной стойке и, припечатав на неё подаренную лапочкой-археологом книжку, поправила юбку и уселась рядом с волком.
- Приветик, - улыбнулась она, привлекая к себе внимание. Волк и впрямь был писаным красавцем, некоторым нахалам, приходившим в "Ментиру", следовало бы взять с него пример. Конечно, выглядел он потрепанным, но хуже от этого ничуть не становился. Совсем как лапушки-археологи, заглянувшие сюда утром. Эх... Мари вздохнула, поджала губки, поглядела на книгу, затем повернулась к волку и, облокотившись одной рукой о барную стойку, подперла голову кулачком. - Ты такой дерзкий, - не отводя взгляда от его лазурных глаз и ужасно умной мордахи. - Познакомимся? Я - Мари. Увидела тебя и подумала, может, ты поможешь мне залечить мои душевные раны?- быстро перешла она к делу, игриво улыбнувшись.
- Только сразу его предупреди, сколько стоит залечить твои раны, - хмыкнул бармен, поставив перед волком полнюсенький стакан пало. - Вот. Это наш, фирменный ликер, готовят только на этом острове.
- Ой-ой-ой, тоже мне, нашелся хохмач! - надула губки Мари, но, переведя взгляд на волка, снова расплылась в загадочной улыбке. Впрочем, насчет цены Жуан был прав. Но в данном случае Мари имела в виду действительно исцеление душевных ран, без подтекста. И, к слову, не так уж она и обдирала клиентов, как глупый бармен это обрисовывал. Наверное, её археолог и сбежал, потому что у него не было денег. Да знал бы он, что Мари готова сделать ему скидку! Да хоть беспроцентный кредит на двенадцать месяцев!

0

30

Чудная вещь все-таки – только понюхав, пьянеешь. Хоть собирайся и уходи, не выпив ни капли и, соответственно, ничего не заплатив. Но так не пойдет – Чангу нужно было что-то поувесистее, чтобы засело на дне желудка, а заодно и тяжестью в голове, погружая его сознание в отвлеченную сладкую дремоту. Да и в избежание проблем, лучше не расстраивать бармена, который таки пришел в себя и предложил в трех кружках три разных напитка. Видать, жадный, но справедливо предусмотрительный, ибо наплескал на самое дно так, что, если бы волк вздумал попробовать на вкус, то вряд ли бы у него получилось. Прямо сказка про лисицу и журавля: морда Чанга застряла бы, так и не дотянувшись языком до дна. Ему оставалось только хмыкнуть в ответ на это и погрузится в мир запахов. Сплетенный всего из трех, но зато каких. А, впрочем, Чанг не очень хорошо разбирался в винах и ликерах, но умел притворяться их подлинным ценителем. Когда он по пятому кругу перенюхал все три кружки, выбор пал на обладательницу самого крепкого запаха. Как и говорилось раньше, нужно что-то поувесистее.
Требовательно стукнув лапой рядом с кружкой, он любезно улыбнулся, да так любезно, что у мужчины пробежали мурашки по спине. Шум сзади, вернее, добавившаяся к нему совсем другая интонация, не привлекла к себе внимания. Мало ли, что не поделили пьяницы за одним столиком, правда, когда в такой балаган вмешивались женщины, ему приходилось проявлять чудеса выдержки, чтобы не кинуться облаивать обидчиков прекрасного пола. От женщин было неизбежно меньше проблем. Они часто скакали под дудку подвыпивших мужчин в одном кругу с расхмелевшим волком, и в то же время порхали, порхали над ними всеми, ни на что не годными, на своих волшебных белоснежных ножках, сохраняя чувство достоинства. Как-то он наблюдал интересную сцену, как женщина выволокла из кабака мужчину. За волосы? В общем, в тот момент он даже терялся в сомнениях, кого жалеть больше: женщину, которая цепляется за такую бездарь или мужчину, на недопитый, честно отработанный стакан которого набросились, как стервятники, другие гости.
Пока он все это вспоминал, с удивлением заметил, что прикончил уже вторую кружку, и молчаливый бармен подливал ему еще, не удосуживаясь спросить на то разрешения.
«Впрочем, старик, ты читаешь мои мысли. Лей-лей, не жалей,» - одобрительно кивнул Чанг, радостно замотав хвостом – это был первый сигнал с «того света», куда неминуемо утягивало волка. Рай, в который попадают все здесь присутствующие. Он такой огромный, что с ни одним из собутыльников никогда там не встретишься, и поверишь на какой-то короткий миг, что весь этот мир вокруг только для тебя. Правильно, и нечего туда никого впускать. Что, если он наяву видел вещие сны? И все-то о сокровищах.
- Приветик, - прозвучало прямо над ухом. Не сказать, чтобы Чанг испугался, меньше всего женский голосок вызывал у него желание отмахнуться от него и уйти в туман. Он чудом собрал в кучу все усвоенные правила хорошего тона, размашисто провел лапой по своей макушке, хотя там все было в порядке, натянул улыбку, которая еще больше выдавала стадию разложения его хрупкого, разрушенного расстройством, сознания. Взгляд сфокусировался быстро, Чанг только прищурился, слегка, но вышло, как будто кто-то подложил в ликер дольку кислого лимона. Он очень внимательно вгляделся в лицо дамочки, оценил ее ножки, почему-то не в белых чулочках, ну да ладно. Сказав себе «ну да ладно», он все же чувствовал себя обиженным. Ну как так, самая простая девушка, без волшебства?
«Сейчас гордо вздернет губку и уйдет,» - с облегчением подумал Чанг, но ничего не обещало прекращаться вопреки его надеждам или опасениям. В ответ на фразу о дерзости он угрюмо уткнулся в свою кружку, причем уткнулся в прямом смысле, прямо чуть не опрокинув его на книгу, и добавил неразборчиво,
- Ну-ну, я не пьян, - но судя по тому, как сплетались на языке буквы и слоги, все было как раз наоборот. Боясь показаться смешным, он с интересом зацепился за обложку книги, но не успел прочесть ни слова, только фыркнул на предложение познакомиться. Как такое было возможно? Не спеть частушку, не сплясать? Просто познакомиться? Взгляд застыл на очаровательных женских глазах, которые после того, как Чанг узнал имя незнакомки, казались ему еще более необычными. Наверно, это совершенно нормально, когда входя в доверие, ты отмечаешь красоту в каждой черте. Ах, эти глаза напротив. Если бы всю сказку волчьих надежд не разрушил бармен..! Чанг кашлянул, как бы выражая понимание его намека, но поблагодарил от души за ликер. Монет на столешнице становилось все меньше и меньше. Когда их совсем не останется, придется уйти, чтобы оплата не переросла в довольно унизительный эквивалент. Сейчас ему меньше всего хотелось позориться пред дамочкой. Пардон, Мари. Все же красивое имя.
- Голубка Мари, - начал было Чанг, но из-за соскользнувшей со столешницы лапы неловко уткнулся ей носом в колени, впрочем, попав в плен шелка ее юбки, он расслабленно вдохнул и втянул вместе с вдохом ее запах, - Ах, голубка Мари, - «..вы так замечательно пахнете,» - я не волшебник, я всего лишь морской странник, потерпевший кораблекрушение, - метафоричность была слишком применима к реальности, ну да что теперь, признаваться в том, что его выбросили на берег, как паршивого пса? – Впрочем, рассказывайте.
Незаметно для себя Чанг проникался пленительностью черных ножек – именно такого цвета были чулочки Мари.
- Мне даже интересно, какой нахал посмел вас обидеть, - еще ему хотелось попросить, чтобы кто-то постерег его монетки. Честно говоря, оставшись без них, он снова окажется в безвыходной ситуации, и расплатиться за ликер для Мари уже не сможет – а ведь без стопочки за его счет при знакомстве какой из него джентльмен?

Отредактировано Chang (15-01-2012 10:11:47)

+2

31

Персонаж: Мари, дамочка легкого поведения.

Мари сперва испугалась, когда волк неожиданно уткнулся ей носом в колени, и пронзительно пискнула. Но, поняв, что кусать её никто не собирается, во всяком случае, пока, и необычный посетитель просто захмелел, вздохнула с облегчением и мягко улыбнулась.
- Это так ужасно! - покачала она головой в ответ на слова о кораблекрушении. Действительно, ужасно! Ведь этот замечательный волк мог и погибнуть. Как же хорошо, что этого не произошло, и он теперь сидит здесь, рядом с ней. Такого милого и дружелюбного посетителя Мари видела в "Ментире" едва ли не впервые. Нет, лапушки-археологи, конечно, тоже были милашками, но, кажется, не сильно настроенными на разговор. Она осторожно провела пальчиками по холке волка, второй рукой подспудно отмахиваясь от бармена, так и норовившего подлить её собеседнику в стакан ещё ликера. Тот повел бровью, пожал плечами и ушел обслуживать других клиентов, не забыв при этом сгрести со стола несколько монет. Не все, всего лишь на несколько десятков белли больше, чем требовалось, это Мари успела почитать. Она вообще стала неплохо складывать и умножать в уме после визита математика.
Теперь, когда она осталась с волком почти наедине, если не считать окружавшую их шпану, можно было излить ему душу.
- Ах, если бы, нахал! - Мари поджала губки и, театрально отведя взгляд в сторону, вздохнула. - Это был скромный юноша, археолог... Какие у него были умные глаза! - она обхватила ладошками морду собеседника и чуть приподняла, заглядывая в лазурные волчьи очи. - Почти настолько же умные, как твои.
Говоря начистоту, лапочке-археологу Мари в глаза не заглядывала, но, почему-то, была уверена, что они умные. Иначе быть просто не могло! И сам он, несомненно, отличался незаурядным интеллектом, ведь дебилы наукой не занимаются. А Мари всегда нравились умные мужчины. И Волк показался ей именно таким, поэтому она очень надеялась, что он поможет ей, хотя бы душевным разговором.
- Но его увела у меня эта очкастая выдра, - обиженно произнесла ночная бабочка и погладила собеседника по холке. - Все, что осталось от него - вот эта книжка! - кивнув на книгу, закончила свою грустную историю Мари. И тут вспомнила, что этот галантный джентльмен не представился.
- Кстати, а тебя как зовут, красавчик? - поинтересовалась она, наклонив голову чуть набок, как делают волнистые попугайчики. Бармен как-то странно покосился на неё, в ответ на что Мари только вздохнула. Ничего странного она не сказала! Волк и правда был красавцем, не только в сравнении со своими сородичами, но и с некоторыми людьми.

+1

32

«Держи карман шире, про-а-аныр-ра,» - негодующе ухнул Чанг, провожая взглядом утекающего бармена. Он был не уверен в том, что сможет найти его в этой толпе, но пока его белые манжеты не затерялись на фоне грязно-желтой экспозиции из закинутых ног, согнутых знаком вопроса над столиком тел, оставалась надежда, что все получится. Нагнать и потребовать назад свое, очень нужное, учитывая сложное положение волка. Материальное, разумеется. Да и в принципе, он чувствовал, что оказался на мели во всех отношениях. Денег нет, поддержки нет. Он стоит посреди воды, на мелководье, топчется и отчаянно скулит, боясь сделать хоть еще один шаг вперед. Там, дальше, возможно, откроет пасть глубокий котлован, вдобавок ко всему, захлестнул беспокойные волны, но и оставаться тут тоже мучительно. Теряя из вида уплывающее за горизонт судно со всеми теми, кого он знал, и среди них, разношерстной толпы, высится громадой лишь один человек. Но и он покидает Чанга, покинул.. уже очень давно. Если вести счет ни дням, ни неделям, а пожалуй что – километрам намотанной пряжи, липкой, как паутина, - его позорное прошлое, в котором капитан точно не гордился бы своим Чангом, не похлопал одобрительно по голове. Не почесал бы.. за холку? Ах, что это?
Чанг вскинул взгляд, уловив взгляд девушки. Глаза напротив отвечали все тем же гостеприимным добродушием. Правда, безумная пляска чертей в затуманенных голубых глазах волка создавала иллюзию, будто они скачут повсюду. Черными или белесыми круглышами-пятнами, которые роились, словно белые мухи, вокруг лампы, устраивали тараканьи бега на стенах и дрожали в глазах этой очаровательной леди. От этого ему хотелось избавиться, прищурившись и снова раскрыв глаза. Действительно, помогло. Чанг прислушался к ощущению, засевшем на вершинке его холки: впутывалось в шерсть безнаказанно и ловко.. ах, да.
«Это ваши пальчики, Мари. Такие ловкие, такие замечательные, такие..» - за подбором еще какого-нибудь, бесспорно, недостойного и не оценивающего их в полной мере, слова Чанг чуть было не задремал, упоенный этой сказкой. Грустная история Мари лилась как песня. Для Чанга сейчас вообще, на фоне непристойно громких и разлаженных голосов мужчин, ее голос казался именно песней, трелью флейты. О чем бы она не говорила, это было неподражаемо.
Чанг не сразу понял, что за манипуляцию с ним произвели, что морда его запрокинулась и покинула шелковый плен душистой юбки, в котором он побыл бы с удовольствием еще долго-долго. Глазки Мари оказались еще ближе, это чувство, захватившее с головой, было похоже на головокружение, словно купол ночного неба опустился, и стали ближе звезды. Те самые, огоньками в ее глазах. Не простит себе, если и это игра воображения. И пусть от давления этого «неба» звенит в ушах, за шанс прикоснуться к звездам многие готовы отдать самые большие сокровища.
«Почти?» - Чанг открыл для себя что-то. Его глаза – умнее, чем у читающего книжки юноши? Ар.. археолога? Наверно, первые чувства походили на радость победы. Победы над людской ограниченностью, даже волки могли выглядеть на их фоне умными – как оказалось, просто связывать слова было умением недостаточным, чтобы вызвать к себе уважение, как к равному. Равный – и то планка не верная, с равными себе люди вытворяли мерзкие и неугодные дела. Хорошо бы, если бы имело место уважение. Хоть одна капля, и именно она вознесла бы отношения между кем-то и кем-то на новую высоту.
Очень скоро радость от услышанного обернулось в форму простой благодарности этой девушке. Даже если она сейчас обманывает Чанга, говорит предвзято, устами обиженной на всех мужчин, он все равно готов это простить и побыть для нее тем самым принцем в волчьей шкуре. Ломая шаблоны и законы сказок. В них именно волк отправляется разить ветряные мельницы и залегших в них, в засаде, зловещих археологов. Сердце волка героически забилось в груди, просто охваченное волнением от представившейся картины.
Он оглядывался некоторое время, в поисках «этой выдры», но так и не нашел хоть какое-то подобие девушки с наглой мордой хорька-переростка, коими являлись в воображении волка выдры. А если представить себе выдру, вставшую на манер суслика, на задние лапки, в чулках и при такой неслыханной дерзости, остается только посочувствовать мальчишке-археологу и упрекнуть того в наивности.
«Вот увидишь, парень, она обглодает тебя до косточек,» - вдохнул Чанг, едва заметно покачав головой. Но по его ощущениям это вышла качка палубы в шторм. «Сначала утащит из карманов все печенье, а потом и за тебя возьмется.»
- Книжка, да, - неожиданно оживился Чанг, даже, кажется, сбросил половину хмельного бремени со своей головы и плеч, - О чем же.. книжка? – он слепо ткнулся в ручки Мари, убедившись что книжки в них нет. Ему было почти что стыдно за себя в какой-то момент – не очень-то хорошо пропускать мимо ушей все, кроме упоминаниях о книжке, но Чангу не дали времени задуматься над своей бестактностью. Мысли погрузились в себя, но не надолго. Все же есть вещи, стабильно оседающие в голове, которые не забудешь. Имя, данное ему капитаном, было ему дороже всего, разве что не дороже самого воспоминания о том, как он получил его. Но одно без другого не мыслится, и превращается в одно большое и важное, единое целое.
- Зовите Чангом, голубка. Наше знакомство кажется мне островом посреди бушующей стихии. Замечательный такой остров с покрытыми золотой пылью латаниями, - так легко привязав это создание к своему сну об острове сокровищ, Чанг почувствовал себя каким-то беспомощным, открытым. Как на ладони. Но отчего бы не насладиться этим, пока эта самая ладошка источает запах девушки. Необыкновенной. Почему бы не..?
- Вы знаете? Вы видели такой остров наяву? – заинтересованно осведомился волк, почти касаясь носом ее щеки. Запахи заиграли еще явственнее и сильнее, отвлекая от своих мыслей и заставляя набраться терпения – сколько угодно терпения – до ответа на наводящий вопрос. Надеяться здесь проложить себе верный курс к мечте, которую он несет один, как сладкое бремя своего прошлого? Обещания, данного капитану.

+1

33

Персонаж: Мари.

Мари стало даже немного жаль милашку волка. Ликер явно сильно ударил ему в голову, но даже в таком состоянии Чанг - а именно так представился её новый необычный знакомый - оставался галантным джентльменом. Он не перебивал, был вежлив и внимателен. Наверное, такой и есть этот таинственный принц из волшебных сказок, который разъезжает на белоснежном коне и в слякоть, и в морозы, и готов спасти свою возлюбленную от дракона, злой мачехи и других надоедливых и невоспитанных принцев на другом транспорте. И Мари решила, что пока рассказов о том, какой же лапочка-археолог лапочка, хватит. Не дай бог Чанг подумает, что она считает его в чем-то хуже! Нет-нет, она не такая, как второй, рыжий археолог. Он, конечно, тоже был лапочкой, но при этом ещё и совершенно невоспитанным нахалом! Подумать только! Ему хватило наглости расписывать свою невесту и внушать Элен, какая она была прекрасная! Элен! Лучшей в этом кабаре! Красавице модельного роста, с красивыми формами, нежной кожей и копной шикарных рыжих волос! Ну не хам ли?
- Очень приятно, - Мари заулыбалась ещё шире. Ей льстило, что необычный посетитель так рад знакомству с ней, что сравнивает его со столь чудесным островом. Мари не хотелось расстраивать нового приятеля, но, увы, такой остров наяву она не видела. Острова, где ей приходилось бывать, все, как один, серые и унылые, под это описание не подходили. Вот если бы лапочка-археолог успел рассказать ей про раскопки и сокровища... ах, да! Книжка! У Мари ведь есть книжка, вдруг там написано что-нибудь про сказочный остров?
- Нет, - с грустью покачала головой ночная бабочка, - я никогда не видела ничего подобного... и даже не слышала. Но, может быть, здесь есть что-то об этом? - она убрала ручки от волка и взяла с барной стойки книгу, при взгляде на которую создавалось ощущение, что либо её на протяжении пяти лет читала поочередно целая орда лапочек-археологов, либо она пережила несколько штормов.
Перелистав несколько страниц, Мари пристально вгляделась в немного расплывшиеся от воды буквы. Освещение в кабаре было плохое, но на зрение она никогда не жаловалась.
- Тут тоже про остров, но, не знаю, тот ли, - виновато посмотрев на Чанга, вздохнула, наконец, Мари. Ах, были бы тут те лапочки-археологи! Они-то наверняка знают про остров с покрытыми золотой пылью латаниями!

Персонаж: старик Джихей, местный сумасшедший.
http://s007.radikal.ru/i301/1012/5e/fab06e08e10b.jpg

Джихей уже достаточно долго сидел в "Мантикоре", - именно это слово он прочел на вывеске сего чудесного ресторана, - и жевал дивное мясо яка. На вкус оно было, как курица, но по виду, вне всяких сомнений, як. Никогда ещё Джихей не вкушал столь мягкого мяса яка. Надо бы заглядывать в "Мантикору" почаще.
Прикончив мясо, старик встал из-за стола и, кряхтя, направился к барной стойке, чтобы заказать ещё порцию. Остановившись у своей цели он окликнул бармена... какой странный он был в "Мантикоре", однако! Джихей пригляделся получше. Нет, он не ошибся! Он отчетливо видел только один глаз.
- Господин циклоп, - прошамкал старик и бросил на барную стойку несколько монеток. - Подайте мне ещё того чудного мяса! Оно превосходно.
Дождавшись, когда циклоп заберет монетки, Джихей присел на стул у барной стойки, положив на ту руки, и стал ждать. И совершенно случайно уловил краем уха разговор. Может, он и был немного близорук, но слышал пока ещё отлично. Остров! Остров с покрытыми золотой пылью латаниями! Старик повернулся в сторону голосов и увидел сидящих за барной стойкой юношу и енота. О-о! Говорящий енот - это просто прекрасно. Джихей впервые видел говорящего енота. Интересное же, все-таки, место эта "Мантикора".
- Позвольте вас прервать, молодые люди, - обратился он к еноту и юноше, - но я знаю, о каком острове идет речь, - Джихей не обманывал. То-то обрадуются эти двое, узнав, что попали на этот самый остров. По дороге к "Мантикоре" он встречал покрытые золотом латании. - Вы на нем находитесь. Эквилибрио - самый чудный остров на свете! - вдохновенно произнес старик, воздев к потолку указующий перст.

+1

34

Ах, если бы она знала, что сон о золотом острове – это самое прекрасное, что Чанг видел во сне и наяву, - ей, возможно, было бы еще приятнее! Ведь кому-то пределом красоты и совершенства может показаться турмалиновый остров или.. малахитовый, окаймленный удерживающимися на плаву кристаллами граната, да! – много ли еще бывает сокровищ, и никто не знает, что собирает в себе легендарное сокровище загадочного острова. Это будет что-то невиданное, еще более невероятное и несуществующее, чем Снежный Кристалл. Мы вынуждены измерять ценность неизвестного известным. Но, судя по всему, в первую очередь по лицу девушки, можно было с уверенностью сказать, что золото тоже ею цениться высоко. Чанг присмотрелся к ней по-лучше и отчего-то увидел много разных, ускользающих раньше от глаза подробностей, которые все на подбор были связанны с золотом: золотистые звезды в глазах, золотая пыльца, запутанная в волосах, золотая душа. Целая гегемония золота!
Услышав ответ, Чанг немного приуныл, но «немного» из-за пьяного угара перегнуло палку и получилась у волка не совсем миловидная кислая морда, что казалось, глядя на него, что он вот-вот расплачется, как человек, или взвоет от горя. На самом деле он держал себя в руках.. лапах, достойно сносил неудачу, которая постигла также быстро, как надежда на удачу. Почти безболезненно, даже не захотелось снова обратить взгляд на барную стойку и запустить все по новому кругу. Чанг вообще решил железно, что больше пить ему нельзя. Следующий лишний глоток грозился ему забытьем. Когда непрочные мимолетные воспоминания, которыми станут воспоминания о девушке, сотрутся, как соскоблившаяся шелуха.
Отрезвляюще на волка подействовали ручки, внезапно оторвавшиеся от него. Чанг почувствовал себя ненужным и одиноким, но потом сообразил, что проиграл достойному сопернику, а именно – книжке. Наш герой очень любил книги, просто за то, что они есть. А еще он знал прекрасно о том, как они хорошо влияют на ум, сообразительность и предоставляют кучу полезных знаний тем, кто действительно жаждет просвещения. Он смотрел, как голубка Мари ищет в ней упоминания об острове, Чанга тронуло это до глубины души, но даже он понимал, что в ней не найдется ничего нужного. В книгах то, что уже кем-то открыто.
- Так это книжка об островах? – как можно искренне поинтересовался он. Ему было сложно сказать ей о своих догадках, как ребенку, который верит в чудо, еще сложнее укладывалось в его голове чувство, будто он боится, что она побоится его расстроить. Весь этот каламбур, да.. Но он позволяет выразиться как только можно точнее. Когда книжка была оставлена, Чанг улыбнулся ей тепло, так, чтобы не оставалось сомнений – он ни капельки не расстроен. Может, и сказать что-то хотел, да вот прервало совершенно неожиданное вмешательство.
- Позвольте вас прервать, молодые люди, - Чанг повернул голову и не сразу нашел лицо низенького старика. «Вообще-то молодая дама и волк, но..» - обиженно щелкнул язычком и прислушался. Даже интересно, случается такое! Что в неожиданном месте и от неожиданного лица узнаешь важные сведения. Он простил старику «молодых людей», наклонился к нему ближе. От него приятно пахло мясом, на такие вкусности желудок волка жалобно заурчал, но Чанг не обратил на это внимания. Он уже с головой ушел в разговор об острове, - Вы на нем находитесь. Эквилибрио - самый чудный остров на свете!
Он помолчал недолго, раза три прикинул даже, может ли это быть правдой, что если остров, - как его? Эквилибрио! – велик, а сад золотых латаней расположен в самом его сердце? Жалко было ломать хрупкую мечту, образ такого идеального острова, уж слишком много в нем сейчас обнаруживалось неидеальной грязи и расстройств, включая и это место, и рассказ Мери об очкастой выдре! Будь он не волком, а сфинксом, который любит загадывать загадки, он бы поместил сокровище именно сюда, чтобы проходящим мимо него пьяницам уж точно не было до него дела. С другой стороны, подальше от всего этого он бы вывез сокровище на прекрасный остров, но сделал бы так, чтобы до него было не так просто добраться. Какая из отгадок верная?
- Позвольте, но я не встречал по дороге сюда никаких золотых латаней. Вы, наверно, ошиблись, и.. – Чанг заворожено проследил за тем, как бармен поставил на стойку, перед стариком тарелку с ароматным, дымящимся мясом. Еще раз вздохнул, сочувственно, как примкнувшему к ним с Мери, обманутым мечтателям, - И ваш заказ принесли, - Чанг кивнул на тарелку и задумался. Ему вдруг пришла в голову мысль, что старик посмеялся над ними. Он так охотно поверил, что речь идет именно об острове с сокровищами, но, услышав их разговор не полностью, старик мог решить, что в таком тесном кругу обсуждают интересы, в которых дом, будь то лачуга, остров или целый мир – он для каждого свой и, конечно, самый прекрасный на свете.
«У меня не было дома. Была только шхуна капитана, но однажды меня выбросили из нее. И теперь я не знаю, где мой дом,» - невидящий взгляд уловил блеск глаз напротив. Как он мог забыть о голубке Мари! Она, конечно, должна что-нибудь сказать. Только бы не бросалась на старика. «Есть у меня подозрения, что он слеповат,» - заметил он про себя и отпустил с вздохом тяжесть на душе,
- Что же в нем все-таки прекрасного? – совершенно искренне поинтересовался Чанг, надеясь, что Мари не заскучает и поддержит разговор. Может этот остров – ее дом тоже? Если бы Чанга попросили рассказать о его доме, он бы упомянул и чудесную кушетку посреди качающейся палубы, и чудный запах чайных листьев в маленькой кладовой каюте. О встрече рассветов и проводах заката..
«Вы правы, дом – самое чудное место на свете.»

офф|._.

волк просит прощения за задержку т_т

0

35

Персонажи: Мари и бармен Жуан.

Мари закинула ножку на ножку и, облокотившись на барную стойку, обернулась на старика.
- Вот именно, чего в нем прекрасного? - поддержала она слова Чанга, но с явным возмущением. Мало того, что этот сумасшедший старик назвал её, звезду кабаре, молодым человеком, так он ещё и в разговор без спроса влез! И, ладно бы, по делу - так нет же! Несет какой-то бред. Эквилибрио - самый отвратительный остров на всем белом свете. На одной стороне всем живется хорошо, на второй же хорошо живется только тем, кто имеет влияние. И дорога на Раймон для жителей Селтона закрыта. Ходить и смотреть - можно, но не поселиться навсегда. - Отвратительный остров! - пискнула она.
- Придержи язык! - шикнул на ночную бабочку Жуан.
Поняв, что сказала лишнего, Мари отвернулась от старика обратно к волку. Она не хотела говорить об Эквилибрио.
- А эта книга... ах, эта книга... - Мари вновь взяла книгу в руки и прижала её к груди, - да, она об островах. Но я ещё не дочитала её... - если честно, то даже не бралась. Но обязательно, обязательно возьмется!
- Не обращайте внимания на этого старика, - опершись одной рукой о барную стойку, посоветовал Жуан. - Старина Джихей не в своем уме. Он и по молодости, говорят, чудил, а уж потом окончательно крыша поехала... - глянув на жующего курицу Джихея, вздохнул бармен. - Вечно всякие выдумки рассказывает.

Персонаж: старик Джихей, местный сумасшедший.

Краем уха услышав такую наглую клевету в свой адрес, Джихей чуть не подавился мясом яка. Эх, молодежь! Все бы им на жизнь жаловаться да наговаривать друг на друга! А он, между прочим, находился в здравом уме и твердой памяти!
- Не спешите с выводами, господин циклоп, - покачал головой Джихей. - Поверь, я пожил подольше да повидал подольше тебя, - он отложил вилку и повернулся боком к циклопу, глядя на юношу с говорящим енотом. - Не верьте ему, молодые люди. Все, кто считает Джихея сумасшедшим, просто завидуют тому, что я видел радугу. На Эквилибрио нет достойных видеть её, а я видел своими собственными глазами! Все говорят, что её нет, но её просто уронили на землю. Я случайно наступил на неё и промочил ноги.
Пусть думают, что хотят, но он-то знал, что говорит чистую правду.

0


Вы здесь » One Piece: Believe In Wonderland! » Эквилибрио » Селтон | Кабаре "Ментира"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC