One Piece: Believe In Wonderland!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » One Piece: Believe In Wonderland! » Флешбэк » Двое в каноэ


Двое в каноэ

Сообщений 41 страница 46 из 46

41

Совместно с Тоей

Это как минимум неприятно – резко осознать, как твоё довольно прочное положение изменилось, потому что мир… наклонился. Резкое движение, и вот пирата уже приложило лопатками к борту и у затылка плещется веселая и пенистая морская волна. А небо то какое голубое… Но столь прекрасный день не подходил для такого плана, как «утонуть». Мимо с ярким и красочным чавком проскользили водоросли. А вопль совсем рядом давал понять, что тяжко будет не только ему одному… Морт посмотрел в сторону археолога, к которому упрямо загребала морская лошадка. Хотела ли она просто присоединиться к их теплой компании или окунуть их в воду – не понятно… Но зверюга явно была в восторге от происходящего, в отличии от мужчин. С горем пополам лир принял более логичное и устойчивое положение для накренившегося мира в реалии атакуемой шхуны и тут то задумался, как быть… Вернее, как им двоим не улететь за борт. Были бы целы ребра – выплыть не было бы проблемой, а так, пойдут ко дну как два топора... Вот уж точно – неудачники из Ист Блу…
- Да что б вас всех… - недовольно зарычал пират, отмахиваясь от какой-то назойливой веревки, ухватившись за край, он дернул за неё, чтобы выкинуть ту в воду, будет знать как мешаться. Но не тут то было, попытка не удалась и тогда то Эль посмотрел – теперь уже наверх, к штурвалу, за который и был закреплен второй конец.
«Отлично», - ухватившись за веревку и обмотав её вокруг запястья, пират осторожно начал продвигаться в сторону пони и повисшем на чудом повисшем на ней Инамори. Подходить слишком близко было опасно, еще свалят  или собьют с ноги, а вот так, чтобы можно было протянуть руку.
- Держись! - Подступив аккуратно ещё на пару шагов, пират протянул археологу руку.
С первого раза ухватиться за протянутую руку помощи не получилось, но, спустя несколько попыток, Тоя уцепился мертвой хваткой за запястье товарища. Второй рукой он все ещё продолжал держаться за нарост на голове морской лошади. Хотя, для морских лошадей, которых он встречал, будучи черным копателем, эта была мелковата - лучшем случае на пони потянет. Шхуна накренилась чуть сильнее, и Инамори краем глаза узрел, как за борт с шорохом вылетели инструменты, вывалившиеся из его расстегнутой сумки. Тут археолог понял, что, как сказал однажды его сокурсник на зачете по математике, надо срочно что-то решать. Решать и действовать, пока они с Лиром не отправились вслед за совком, щеткой и шпателем.
Мысленно досчитав до трех, Тоя выпустил восторженную пони и с силой пихнул её от себя. Та соскользнула за борт и, обиженно уркнув, ушла под воду. И отправился бы Инамори следом за ней, знакомиться с прочими обитателями подводного мира Гранд Лайн, но в этот самый момент шхуна резко выпрямилась. Неудачников из Ист Блу отбросило назад от борта. Не удержав равновесие, Тоя грохнулся на палубу раскачивавшейся, как поплавок, из стороны в сторону, несчастной шхуны, снова приложившись и без того больной головой. Руку товарища он машинально выпустил.
Мир вернулся в привычное равновесие так же резко, как и вышел из него, стоило только пони с обидчивым возгласом вернуться в родную морскую стихию. Лир только и успел подумать, зависнув на какой-то миг в воздухе, вцепившись в Инамори, чтобы тот никуда не улетел в ненужную сторону, что будет… больно. Да… Этого он не учел. Да и всё не получилось бы ведь.
Встреча с палубой была быстротечной, скоропостижной и неизбежной, как не крути. Боль в голове, которая была не рада тем, что Морт решил последние мозги себе отбить, была полнейшей мелочью в сравнении с той, что пронзила насквозь, от спины, всё грудную клетку. Вместо вдоха получился лишь усталый и хриплый выдох. Пират попытался даже открыть глаза, но это казалось чем-то невозможным. Лучше уж так... полежать пока… Может пульсирующая огнем боль скоро утихнет… Только холодная тьма забытья оказалась более манящей и показалась такой долгожданной..
Про некоторых особо одаренных говорят: были бы мозги – было бы сотрясение мозга. Тоя искренне позавидовал им, когда, приподнявшись, ощутил сильное головокружение. Мир вокруг утратил четкость: контуры предметов, облака, линия горизонта – все это словно оплавилось под палящим солнцем, растеклось, перемешалось. Потерев ушибленный затылок и дождавшись, пока шхуна перестанет так раскачиваться, а зрение хоть немного да вернется в норму, Инамори поднялся. Организм ответил ему на это очередным приступом головокружения и тошноты. Благо, мачта, за которую можно было ухватиться и сохранить равновесие, оказалась рядом. Ну что за дела, а! Сначала шторм, потом снег, после – пьянка, а теперь ещё и эта дурная пони… Впрочем, неудачникам из Ист Блу везло. Действительно, везло. Любые другие неудачники, окажись на их месте, давно уже пошли бы ко дну.
Но радоваться было рано: пони все ещё плавала где-то поблизости, издавая надрывные, верещащие, режущие слух звуки. Тоя осмотрелся. Открывшаяся взгляду картина, мягко говоря, шокировала…
- Лир? – Инамори негромко окликнул лежавшего на палубе буквально в паре шагов и не подававшего признаков жизни товарища, но, не услышав ответа, отлип от мачты, шагнул к нему, присел рядом и пощупал ему пульс. Слава богу, живой! Но этого было мало – Лиру требовалась помощь посерьезнее моральной поддержки. Но какая? Здесь нет ни врача, ни аптечки, ни даже воды!
Сделав глубокий вдох, Тоя мысленно досчитал до десяти, чтобы успокоиться. Не время сейчас паниковать. Так… первым делом надо переложить товарища поудобнее. Аккуратно, помня вчерашние слова о помятых ребрах, Инамори развернул Лира, укладывая его на спину. Затем ещё раз осмотрелся в поисках того, что могло бы хоть как-то помочь. Взгляд остановился на валявшемся на палубе камзоле. Отлично! Недолго думая, Тоя поднял сию вещицу и, сложив, подсунул Лиру под голову. Нашатыря бы, да где ж его взять посреди океана? Инамори вздохнул и опустился рядом с товарищем по несчастью на палубу, не сводя с того глаз. Кажется, больше он помочь ничем не мог. Оставалось только ждать.
Слева послышался громкий всплеск и заинтересованное улюлюканье. Тоя резко обернулся и встретился взглядом с морской пони. Его вдруг посетило желание пристрелить это надоедливое животное. Чертова тварь! Это все из-за неё!
- Чего уставилась?! – рявкнул на неё Тоя, резко поднявшись, от раздражения и злости забыв о головокружении, сорвал со штурвала прилипшую к нему гигантскую улитку, швырнул её в пони. – Пошла отсюда! Чего тебе ещё надо?!
Пони, получив улиткой по лбу, разочарованно заурчала и снова скрылась на глубине. Внезапно вокруг сильно потемнело. Тоя поднял голову: небо резко затянуло серыми дождевыми тучами. Не было печали! Только грозы им сейчас и не хватало!

0

42

Совместно с Лиром

Всё вокруг было словно вода. Огромное озеро, без конца и края, ледяное,  поверхность которого уже практически схватила корка льда. Миг – и застынет. Темные воды ленивы, волн почти нет, и если и происходит какое-то движение, то словно в огромной чаше – плоскость накренивается, наклоняется и поворачивает единым махом, разом. И отчего-то безумно трудно удержать равновесия. Тянет на дну. В холодную и удушающее темную глубину. Но что-то продолжает, словно удары электрического тока, держаться на плаву, не даёт погрузиться в поисках дна.
Первое внятное ощущение было сомнительным по степени приятности – тупая ноющая боль в груди. Захотелось снова кануть в небытие, только бы подальше от этого приевшегося за последнее такое долгое время чувства, но было уже поздно. Нахмурившись и тяжело выдохнув, пират сперва хотел открыть глаза, но потом передумал. Мысли еле-еле и постепенно приходили в норму, но путались и сбивались в единый клубок. Кто он? Стоп… Это он и так знает. Где? Судя по качке, на корабле… Корабль… Последние события медленно собирались по крупицам: ночь, игра в карты, двое дозорных, какой-то бред про пекарей, который он нес, лохматый, обыгравший его на приличную сумму в карты и которого он уже простил за это, шхуна без нормальных парусов на одной мачте, шторм и снег… Потом удачная попытка согреться посредством алкоголя. Да… И в проникновенной развившейся беседе то, о чем он не думал последние лет.. десять? Долго же как. Давно. Или наоборот, мало? А кажется, словно полжизни прошло или он вообще живет какую-то другую, вторую или третью, а может уже и четвертую. Черт ногу сломит…
Глаза пират со страдальческим выражением лица открыл, когда на лицо упала влажная капля. Хмурое небо ему явно не улыбалось. Восторга такое положение вещей тоже не вызвало. Тихий всхрап позади и веселый и задорный урурк напомнил и ещё об одном.. точнее одной… Собрав  остатки силы и воли в кулак, пират чуть повернул голову, чтобы увидеть с любопытством заглядывавшую к ним через борт пони:
- Довольна?.. – Прозвучало хрипло и еле-еле. Морская жительница лишь моргнула на этот вопрос, но промолчала, а потом поспешно ретировала молча в воду, зыркнув куда-то в сторону от Лира. Переведя туда же взгляд, Морт обнаружил и Тою.
«Нужно найти в себе силы и встать.. найти в себе силы и… че-е-рт…» - Давно не было осознания и ощущения такой.. беспомощности. Не говоря уже о нежелании что-либо делать.
Обхватив колени руками, Инамои опустил на них голову. От невыносимой боли впору было утопиться, а верещание и улюлюканье морской пони только усугубляли положение. Если это простое похмелье, то Тоя – король Арабасты! Ну почему по близости нет врача, когда он так нужен?
Так… надо было успокоиться и вспомнить, что он слышал или читал про головную боль. Во-первых, сотрясение мозга. Он как раз ударялся головой. Но разве бывает настолько плохо от простого сотрясения? Тогда что это? Опухоль, кровоизлияние?
Тоя не знал, сколько просидел вот так, он уже давно потерял счет времени. Из размышлений его выдернул голос товарища. Слабый, хриплый, но, все-таки, прозвучавший. Слава Богу, Лир очнулся! Инамори приподнял голову и взглянул на него.
- Как ты? – тупой вопрос. Просто архитупой. Итак понятно, что отвратительно. Не дождавшись ответа, Тоя добавил: - Лежи лучше, не вставай. Она присмирела, - он недовольно покосился на вынырнувшую на момент морскую пони.
«А как я?» - Ответа адекватного не находилось. В целом, конечно, не важнецки… Но жив – а это точно плюс. Но как бы то ни было, геройствовать Морт сейчас не собирался и решил получать дальше удовольствие от лежания на палубе, если только это можно было назвать удовольствием.. В любом случае, пока не начался дождь, а то и вовсе повезет и его не будет, можно и подражать полену.
- Слава богу.. еще одного покушения я не переживу. – Зря, наверное, сказанул это, как-то не обнадеживающе прозвучало. Хорош товарищ, а.. Нет чтобы поддержать как-то, а то Тое, судя по всему, и без того, мягко говоря, хреново. А уж с перспективами потонуть…
- Ты это.. Извини.. если что..

Похоже, Лиру и впрямь было очень плохо. Просто неописуемо. За что извиняться-то? За то, что он только и делает, что спасает их с Тоей шкуры, рискуя собственной жизнью?
- Нет, это ты извини… - ответил Инамори, вяло повернув голову влево, откуда послышался очередной всплеск.
- Тебя то за что? – Пират саркастически хмыкнул. – Это мне как-то пожизненно, по ходу, не везет…
Кажется, появилось давно не заглядывавшее желание самобичевания. Пройдет, конечно… Но как-то когда лежишь без сил и почти без чувств, оно угнетает и прессует. Прислушавшись к плеску, пират оборачиваться не стал. В конце концов, может если на поню не обращать внимания, она уймется и отстанет от неудачников из Ист Блу?
- Ну или не прям пожизненно… хотя.. – Морт на пару секунд задумался, просто взвешивая два варианта, - пожизненно… - хмуро завершил он.
Тоя вздохнул. Ему, напротив, везло, как никому иному. Да толку только? Он здесь же, посреди океана, в одной с Лиром лодке, с адской головной болью.
- За вчерашнее, - хмуро буркнул он, отвернувшись, потому что смотреть товарищу в глаза было стыдно. Признаться, Тоя не знал, за что извиняется. Вернее, не помнил. Но был уверен – есть, за что. Хотя бы, за обман с картами.
Сил хватило сперва лишь на то, что фыркнуть. Это уже он слышал.
- Ну знаешь ли… Если так рассуждать, не появись у меня намерения попробовать переиграть тебя в карты, то ты бы ушел спокойно и не попался тем двоим на глаза, хотя и я, вероятно, тоже… Значит – я виноват, что мы сейчас черт знает где в калечной лодке, да ещё и в компании пони…
  Морская отозвалась где-то за бортом, услышав явное упоминание о себе, но на этом и замолкла.
- Это если так рассуждать, - продолжал гнуть свою линию Тоя. Головная боль мешала думать, но согласиться с такой логикой он не мог. – А, если посмотреть на ситуацию с другой стороны, если бы я не захотел потешить свое самолюбие и поставить тебя на место, как всех прочих там, - а ведь все было именно так, Инамори сейчас не соврал ни разу! – ушел бы, и все сложилось бы иначе. Так кто из нас после этого виноват?
И, все-таки… Может, это не так уж и плохо, что все сложилось именно так? Нет, Тоя не стал внезапно оптимистом, просто из головы не хотели выходить обрывки разговора про накама. Он хотел узнать, серьезно ли Лир вчера говорил? Или просто для того, чтобы побыстрее отделаться от пьяного Инамори? Ведь тот в нетрезвом состоянии мог нести такой бред… Но задавать такие вопросы сейчас было бы чересчур большой наглостью.
- Ну да, ну да.. Кто еще кого на место хотел поставить.. – Эль улыбнулся, прикрывая глаза и припоминая, с какой цель вообще полез в карты играть.
- В таком случае можем ещё учитывать аргумент «не сбеги я из тюрьмы». Тоже ведь не встретились бы…
И действительно, могли и не встретиться. В мире много людей – и по земле ходит. И в море плавает, но надо же было как-то именно так… Судьбоносно? Черт его поймет, но все равно как-то «так», что именно там за «так» пират объяснить не мог, но пока мысли, скрежеща, вращались, становилось потихоньку легче. Еще бы вот на душе не было так гадко.. и жизнь снова удалась.

0

43

Совместно с Тоей

В ход пошла такая тяжелая артиллерия, как более давние жизненные этапы. Что ж, у Тои на этот случай тоже имелся козырь в рукаве.
- И не упускай из виду, - поспешил напомнить он, - что, если бы я не поддался на уговоры черных копателей и, все-таки, продал этот чертов фрукт, ноги моей не было бы в этом казино…
- Даже если бы ты так и остался простым черным копателем, то я - пират, был бы шанс пересечься, чтобы я испортил тебе жизнь, - спор уже потерял какую-то часть своей серьезной, переходя имен ов спор, какой-то даже невероятно глупый, но гнул свою линию Морт из принципа, насколько хватит сил и терпения. – А, значит, я виноват, что вообще стал пиратом…
Эта излишняя самокритика товарища начинала уже бесить. Да что за идиотские аргументы он приплетает?! Где он тут свою вину углядел?! Где, черт подери, где?!
- Раз так, - даже немного повысив голос, заявил Тоя, - то я сам был бы виноват в том, что ты испортил бы мне жизнь, потому что пошел учиться на этот исторический, будь он неладен, факультет!
Кажется, всё явно достигало своего пика:
- Тогда мне не стоило перед этим становиться моряком и попадать на торговое судно и.. – Лир резко запнулся, открыл глаза, посмотрев в небо, зажмурился приходя в себя отгоняя мысли и поворачивая веретено того, что уже было сказано, обратно. Вздохнув, но неглубоко, о чем предусмотрительно как-то и колко предупредила боль, – …и просто не стоило быть тем, кем я был.
А небо всё так же было таким же хмурым. Пират на секунду скосил взгляд в сторону археолога, а потом снова посмотрел в угрюмые облака, которые кучковались и теснились у них над головами.
- Но во всем есть явный плюс..
И-ди-от. Дурень! Что за бред он несет? Не стоило быть тем, кем он был. Пф! Если так, то Тое лучше было бы умереть от болезни в ту злосчастную эпидемию. Тогда он не стал бы чемоданом без ручки для дяди, не отнял бы у кого-то, возможно, умного, перспективного и не такого слабовольного, как он сам, место в университете, не занялся бы мародерством и, наконец, не испортил бы вечер, а может и всю жизнь, Лиру.   
- Разве? - угрюмо буркнул Инамори в ответ. Где товарищ после всего этого умудрился усмотреть еще и плюсы?
Приподнявшись сперва на локте, а потом всё же сев, Морт прислушался ко внутренним ощущениям, которые все едино пришли к решению, что лежать было лучше и, пошарив по карманам, нашел и достал повязку. Привычно нацепил её на глаз, после чего оглядел палубу в поисках своих сапог, надеясь, что те не улетели за борт при нападении пони.
- Есть, - кивнул через какое-то время молчания рыжий. – Ну поступил ты на свой исторический, а я стал моряком, потом ты каким-то образом в копатели подался, а я  - в пираты. Не суть.. Ну выбрался я из тюрьмы, а ты не продал этот фрукт, как хотел – тоже уже прошло и не сказал бы, что лично меня такое положение вещей не радует, на свободе как-то лучше, с удачей, наверное, тоже? А ну и встретились и играли в карты – чего уж теперь, тоже не перепишешь. И в шхуне мы одной. Ничего там уже не исправить, как ни старайся. – Вздохнув, Морт обратно улегся на палубу, лишь поправил камзол, который подложил ему под голову Инамори и прикрыл устало глаза, точнее теперь уже глаз. – Зато теперь мы накама, а это многого стоит.
Слушая товарища, Тоя постоянно ловил его на противоречиях. Непоследовательный, аж жуть! То едва ли не тельняшку на себе рвал, утверждая, как он ужасен, потому что стал моряком, а теперь видит в этом плюсы. Но в одном Лир, все же, был прав: уже ничего не изменить. Тоя хотел поинтересоваться, в каком месте это хорошо, но последняя фраза заставила его промолчать. Лир, все-таки, не шутил вчера... Не пытался отделаться от пьяного в стельку Инамори. Он действительно хотел, чтобы они стали накама?..
- Д-да... - прозвучало как-то совсем неуверенно. Тоя повернулся к товарищу, который уже успел вернусь повязку на ее законное место. – Накама, - лишний раз, больше для самого себя, подтвердил он. – Поэтому плевать я хотел на то, в чем ты сейчас раскаивался, ясно? - уже решительнее, как говорится, в лоб, заявил Инамори.
Да, человек - это не биография.  А что скрывать, чем гордиться и о чем сожалеть, есть у них обоих.
- Ладно, ладно, - сдался Морт. То, что разговор вырулил и из малоприятного русла и из спора-  позволило вздохнуть с облегчением, фигурально выражаясь. А, значит, можно и отдохнуть. Новый всплеск привлек внимание и Лир вслушался в грустно прозвучавшую болтовню их пони, заканчивавшуюся печальными нотами. Прощения, что ли, тоже просит?
- Хорошо, и тебя прощаю.. – Махнул в её сторону пират, - будь ты не ладна…
Та что-то довольно уруркнула, всхрапнула и на какое-то время снова замолкла.
- Только мне всё равно что-то стремно из капитана резко стать поленом беспомощным..
- Не бери в голову, - Тоя отмахнулся. Головная боль и не думала стихать, кажется, даже усиливалась, поэтому он сам рисковал в скором времени деградировать из копателя обратно в картошку. Капитан-полено и первый помощник-картошка… мда, просто мечта, а не команда. – Считай, что ты вышел на новый уровень эволюции…
Да, утешитель из Инамори был неважный. Но лучше так, чем никак.
- Что-то ты меня не утешил.. – Хмуро отозвался пират продолжая разглядывать пелену угрюмых облаков. Пронесет или нет их с новой бурей? Хорошо, если по волшебному повезет. С последней мысли Морт мельком глянулся на фруктовика. Интересно, а он подобным как-то управляет или постоянный и само собой получающийся факт? Спросить что ли, из любопытства, но как-нибудь потом.. Попозже.
Вздохнув, пират осмотрел палубу на наличие оставшихся бутылок, не выкинуло ли их за борт при попытке пони забраться в неудачникам из Ист Блу?
- Если пойдет дождь, нужно будет хоть в бутылки собрать воду.. – Без еды ещё как-нибудь протянут несколько дней, если что, а вот без воды загнуться быстрее.
Неожиданно Тоя осознал, что у него не только голова пополам раскалывается, а ещё и жуткий сушняк. Видать, перепугался из-за этой пони и за товарища настолько, что даже на это обратил внимание только после того, как Лир напомнил, что воды у них нет. Действительно, стоило бы собрать хоть немного – долго они без воды не протянут. Только бутылки бы хоть ополоснуть, а то разбавят неудачники из Ист Блу недопитый и недоиспарившийся алкоголь по новой, и… лучше не думать, о том, что будет дальше. К тому же, сама по себе дождевая вода у Тои доверия не вызывала. Ну вот вообще никакого. Ведь дождь – это, по сути, испарившая вода, а кто знает, откуда она там испарилась? А им даже прокипятить её негде. Но как-то стыдно было высказывать товарищу свои опасения.
- Ладно, соберу… - без энтузиазма отозвался Инамори и недоверчиво поглядел сперва на Лира, затем на затянутое тучами небо. Вдалеке громыхнуло – а дождь-то уже и не за горами.
- Соберем, - машинально поправил Эль. Валяться и дальше он не собирался. Когда по небу пронесся громовой раскат, пират совершил новое усилие и для начала сел. Осмотрев палубу, нашел взглядом сперва один сапог, а потом второй, в стороне – бутылки. Отлично, хоть за борт ничего не улетело. Поднявшись на ноги, Эль добрел до одного сапога, а потом до второго, когда обувь была на ногах, посмотрел на небо, оглянулся на пони, что продолжала плескаться за бортом. Бутылки – это хорошо. Но мало.
- Там в трюме.. бочки с чем-то уже не съедобным. Если это что-то отправить за борт, то будет шанс набрать больше воды..
- Лежи лучше, - посоветовал Тоя. Если плохо, лучше не рыпаться. Он бы и сам с радостью  прилег на палубу, но сперва вода – надо было хоть что-то полезное за все плавание сделать.
- Уже не съедобным? – переспросил он, приложив руку ко лбу – естественно, голове от  этого легче не стало, ну да чтобы она не болела, не надо было делать двух вещей: пить и биться ей обо что можно и нельзя. – Как думаешь, она отравится? – Тоя косо глянул на вынырнувшую и вновь воззрившуюся на них пони. Хорошо бы, если да.
- Акстись.. тебе её не жалко будет? – Пони что-то урукнула в тон пиратскому вопросу с любопытством разглядывая их через борт. – Совсем же мелкая ещё… Если сравнить с тем, какими громадными эти тва… - Лир мельком глянул на морскую зверюшку, - её сородичи вырастают. Считай – дитё. Вот и неразумное…
А была бы разумная, наверное, слопала бы их и не подавилась.. Но об этом умозаключении лучше умолчать.
- А что я? Я ничего… - смекнув, что обиды на  глупую пони товарищ, кажись, не разделяет, попытался объясниться Инамори. И правда, другие вон чё – и ниче, а он чуть чё, так сразу чё. – Я ж потому и спрашиваю, что жалко… - соврал он. Им ещё вдвоем черт знает, сколько плыть. Накама – это хорошо, но как бы Тое не оказаться выброшенным за борт за излишнюю жестокость. – Если выбрасывать это несъедобное, то за борт, больше некуда. А она, сам говоришь, неразумная, глупая… съест, и вдруг отравится?
- Мы с капусты этой, если это все же она, точно отравимся. А у этой, я так думаю, желудок покрепче будет. – Эль чуть улыбнулся. Заискивающий взгляд пони так и рыскал по палубе, останавливаясь то на археологе, то на пирате. И правда, как ребенок.
- Ну так что, кормить будем? А то она нам, добрая душа, водорослей притащила.. – Как вспомнишь, так вздрогнешь. Нет, это Лир тоже есть бы не рискнул.. И не только потому что не умеет их готовить.

0

44

Совместно с Лиром

При упоминании о водорослях Тоя снова позеленел. Ему итак было нехорошо, а тут и вовсе потянуло снова свеситься за борт и совершить очередную попытку попрощаться с завтраком. Вернее, в лучшем случае, со вчерашним, хотя что-то подсказывало, что прощаться уже не с чем. Да и пони там плавает, того и гляди в воду свалит…
- Ты ещё предложи её удочерить и дать ей красивое имя, - буркнул Тоя. – Хотя, покормить-то можно, - добавил он уже куда менее недовольно, - мы от этого ничего не теряем…
- А что, имя тоже можно дать, она, я так чую, надолго с нами и с этого жеста доброй воли мы тоже ничего не потеряем. А вот с «удочерить» меня неправильно поймут. – Пони скрылась в воде, а сам Морт направился к трюму. Громыхнувший в небе гром напомнил, что имеет смысл поторопиться. – Предложения по поводу красивого имени будут?
Инамори поднялся и, чуть пошатываясь, так как голова все ещё кружилась, направился следом за товарищем по несчастью. Где-то ранее, кажется, прозвучало слово «бочка». Не мешало бы помочь её вытащить.
- Ну-у-у… - задумчиво протянул он на вопрос об имени и, споткнувшись обо что-то, едва не навернулся. Глянув вниз, Тоя обнаружил прямо под ногами свой правый ботинок. Надо бы найти второй и успеть обуться до того, как начнется дождь. – Если это, все-таки, она… - он оглянулся на высунувшуюся из воды пони, провожавшую их любопытными взглядами. Мыслей, как на зло, не было. – Ханако… Констанция… - можно было ещё повспоминать имена исторических деятелей или божеств. О! Кажись, что-то подобное вспомнилось. – Эхигерн, в честь богини лошадей одного племени…
- Будет «она», ибо глазищи большие и красивые. – Логика сомнительная, но лучше, чем ничего. – А чтобы в уменьшительно-ласкательном варианте короче звучало? – Хотя гораздо больше было бы волнений, как бы ещё и не забыть как они её назовут то. Для Лира это проблем может не составить.
Увидев, что из трюма вода никуда, как по волшебству, не испарилась пират пожалел что вообще уже обулся. Снова стянув сапоги и поставив их в сторону, Морт начал закатывать штаны. Промокнуть он еще успеет под дождем, раз на то пошло. А ещё не помешал бы фонарь какой.. или хоть факел.. Но это уже мечты несбыточные, поэтому. Лучше просто не свернуть себе шею случайно здесь.
- Аккуратно только спускайся.
Тоя задумался, какое же имя красивое, и при этом его можно сократить.
- Джулия, - выдал он, наконец, уже на подходе к трюму. – Гизелла, Флинн, Сесилия, Дженнифер, Аниссина… - по-прежнему особо не задумываясь, как это сокращается, продолжил список Инамори, - Жанетта, Жоржетта, - на этом список временно прервался. Ведь перед Тоей встала трудновыполнимая задача: спуститься в темный трюм, при этом не навернувшись. Учитывая, что голова кружилась до сих пор, для этого требовалась высшая мера сосредоточенности. И все бы ничего, да только Инамори не вовремя отвлекся на замечание Лира об аккуратности, оступился и, не удержав равновесия, ухнулся-таки в трюм. И каким-то чудом умудрился даже не убить товарища по несчастью и не убиться сам.
- Ай-й, - протянул он, пытаясь подняться. Падение было не из приятных: во-первых, встреча с досками была далеко не мягкой, во-вторых, вода в трюме оказалась не то чтобы ледяной, но даже близко не комнатной температуры. – Ещё София – переводится как «мудрость», - договорил, наконец, Тоя.
Джулия… Ничего умнее Джу на ум не приходило, значит – не подходит. Гизелла – тоже мимо кассы отправилась, а следом за ней Флинн. Сесилия осталась даже толком не услышанной. Дженифер и Аниссия внушали мысли на то, что это удобно сокращается хотя бы и имеет смысл их запомнить, ну или хотя бы постараться не забыть ровно до тех пор, пока они не выберутся из трюма. Жанетта была лучше Жоржентты, но в Джен на фоне обеих была хотя бы значительно короче.
Пока Лир на автомате пытался сокращать имена, которые изрекал Тоя, то даже забылся, а вышел из задумчивости услышав вскрик и плюх позади себя.
Поспешно обернувшись, пират попытался разглядеть очертания товарища в темноте. Щурясь, осторожно подошел и наклонился.
- Живой? – Протянул бы руку, да без толку в этой темени. Поэтому Морт поднимал археолога едва ли не за шиворот. Нечего в воде холодной лежать. – А с Софьей мне предложение нравится.. София, Софья, Совка… - Попробовал «на вкус» звучание имени пират. Не сказать конечно, что их пони отличалась мудростью, ну так может хоть благословит её на то, чтобы набраться ума-разума?
От того, насколько резко изменилось освещение, в глазах зарябило. Инамори часто заморгал, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть. Сейчас он в полной мере ощутил себя уже не картошкой, а кротом. Хотя, почему не картошкой? У неё глаз нет. Вернее, есть глазки, которые следует вырезать, прежде чем её готовить, но разве ж ими можно видеть? Плохо близоруким в темноте, не хорошо. Дурак же Лир, что зрение сажает с этой своей повязкой, дурак… Да, как-то так ненавязчиво в памяти всплыл ещё один факт вчерашней беседы.
- Не уверен, - пробормотал Тоя в ответ на вопрос о его состоянии на данный момент, цепляясь за товарища и принимая, наконец, вертикальное положение. – Ну, раз так, то будет Софией, - заключил он, все ещё продолжая держаться одной рукой за товарищеский рукав, чтобы не потеряться самому и не потерять его. Трюм, конечно, судя по размерам самой шхуны, по размерам был далеко не хоромами, но мало ли…
- Ничего не болит? Ну.. Чрезмерно не болит? На ногах стоять можешь? Голова не кружится? – Ушибы, вывихи, переломы и сотрясение эта проклятая шхуна явно могла подарить. Ну… переломов, хотя, судя по всему, нет. Вывихов – тоже. Иначе бы Тоя как-то иначе себя вел. А ушибы.. Ну не смертельно уже, но неприятно ведь. Не выпуская в ответную товарища, чтобы не потерять его в темноте, а то ещё снова навернется, Лир нашарил в темноте бочку. Попутно ногой запутался в сетях. Явно порваны, а то чего бы их оставили на этой калечной посудине? 
- Кружится, - честно сознался Тоя. Голова-то и правда ведь кружилась. И болела чрезмерно. Все остальное, чем он успел приложиться за время плавания, так, немного и вполне терпимо ныло. Холодная вода и то стремала сильнее.
- Тогда ну её нафиг сейчас, капусту эту. – Пират, одной рукой державшийся за Тою, а второй за бочку, чтобы ни первый, ни вторая, резко никуда не исчезли, повернулся обратно в сторону выхода, очерченного четким квадратом света. – Чай не последний дождь.. И Софка с голоду не помрет.
Тоя недовольно покосился на товарища. Вернее, в ту сторону, где тот, предположительно, находился.
- И на кой мы тогда сюда лезли? – вопрос был, скорее, риторический, и означал, что без капусты Инамори отсюда никуда не уйдет. Не для того же он здесь принял незапланированный холодный душ и обзавелся парочкой новых синяков.
- Но если тебе плохо, то на кой черт мучиться сейчас в потемках этих? Хочешь с  бочкой еще раз навернуться? – Морт как-то лениво и мельком отметил. Что ноги то замерзают. С капустой или без, а выбираться к теплым и, самое главное, сухим сапогам нужно бы побыстрее.
Ага. И Тоя ещё крайний. Ему, да будет Лиру известно, давно плохо, и лезть сюда, в эту темень – это, значит, можно было, а бочку вытащить – невыполнимая миссия.
- Я сюда больше не полезу, - отрезал Тоя и, сделав аккуратно два шага вперед, попытался нашарить второй рукой бочку. Не-не-не, ни за какие барыши! И ни на какие уговоры не поддастся! Тут темно, навернуться – секундное дело, да ещё и вода. Холодная, между прочим. Неудачники из Ист Блу пробыли здесь всего-то ничего, а ноги уже успели замерзнуть, а вслед за ними замерзать начал и сам Тоя, предварительно ещё и искупавшийся, целиком. – Холодно, блин…
- Ладно, убедил, - Морт и сам понимал, что возвращаться сюда не захочет ни в коей мере. А если еще и точно не придется - то жизнь удастся. – Осторожно, тут сеть под ногами, не запутайся, - хотя последнее было лишним, сам Лир не был уверен, что распутался уже после того, как запутался в ней. – Вот бочка. – Эль подтянул товарища к искомому объекту. Пол дела сделано, но самое страшное впереди.
Нащупав рукой что-то не особо высокое и явно деревянное, и даже умудрившись не запутаться в сети, Тоя всерьез задумался над планом дальнейших действий.
- И… что дальше? – как к последней надежде, обратился он к Лиру. Да, гениальный вопрос. Просто гениальный. Но других не было, идей – тоже.

0

45

Совместно с Тоей

Вопрос хороший и даже в тему. Как им вытащить бочку, при этом настолько аккуратно, чтобы окончательно не убиться?
Многозначительно хмыкнув в ответ, Морт выпустил руку товарища, думая, как бы примериться к цели их спуска в эту темнотищу и холодищу. И ладно холодно.. не было бы хоть так темно…
- Сейчас придумаю.
Итак, задача… Дано: темнота, вода, начинающийся дождь… Бесхозные веревки и тросы на палубе, сеть, повреждения которой не известны, здесь, под ногами. И бочка, которую ни с поломанными ребрами, ни головокружением лучше не тягать. А ещё полное отсутствие пресной воды. Красота…
Оставшись без дополнительной опоры в виде товарищеской руки, Тоя подошел на шаг к бочке и взялся за неё ещё и второй рукой. Если так, навскидку, не такой уж и большой эта бочка была. Но это вовсе не означало, что она легкая. У Лира ребра переломаны, а Инамори с больной головой её не вытащит. Ладно, он и со здоровой вряд ли справился бы в одиночку, так, чтобы без жертв.
- Знаешь… - задумчиво произнес он, нащупав, наконец, ногой сеть, о которой предупреждал товарищ. Кажется, мысль появилась, но в том, насколько она хороша, Тоя уверен не был. – Есть у меня одна индейка… тьфу, идейка, - мда, близкое знакомство с палубой и досками на полу трюма на пользу ему явно не пошло. Да и вчерашняя попойка тоже. Правильно говорят, злоупотреблять алкоголем – вредно для мозга. Биться головой – тоже вредно. Да суть не в этом. На палубе ведь полно веревок, что, если связать их так, чтобы получилась одна, но длинная, и одним концом обмотать бочку, а вторым – заарканить пони? Идея была, правда, из разряда фантастики, но лучше, чем ничего.
- Мм? - Последнее, что вертелось в голове пирата, это мысли о курсирующей по периметру пони. Вот уж кто здоровее из всех их троих – так это она. И вот кому бочка будет пушинкой – так это ей. – Может твоя мысль более здравая, чем моя.
Использовать как тягловую силу морскую лошадку… Сомнительная несколько идея, но единственная подходящая под категорию6 как не остаться в трюме навсегда.
- Так чего там у тебя?
Чья мысль более здравая, вопрос был спорный и сложный, особенно, если учесть, что телепатом Тоя не был, а Лир идей своих не озвучивал. Позориться со своими бредовыми мыслями первым не хотелось, но обстановка была не так, чтобы ломаться. Спор мог затянуться надолго, а торчать в холодной воде было стремно и очень неприятно.
- Эту тва… - Тоя вовремя осекся, вспомнив, что товарищ воспылал к пони едва ли не отцовской любовью, и поспешно поправился, - Софию запрячь.
Этапы подготовки он опустил, надеясь, что Лир сам достроит начало логической цепочки.
- А у дураков или у гениев мысли чаще сходятся? – Забавно вышло, однако. Но на гения Лир был уверен, что не тянул, а дураки не становятся археологами. Но не суть. Единый взгляд на проблему исключал хотя бы долгую дискуссию. – Тогда… Пойду пока свяжу все те веревки, что на палубе есть, а то цельной такой длины не найдется… А ты пока опутай бочку сетью.
Пират, развернувшись и выбрав курс на полоску света, осторожно направился к выходу. Не навернуться бы вот только на ступеньках..
- У-у-у… гениев, - неуверенно ответил Тоя. Он был на факультете отличником, а обзывать дураком товарища просто так, ни за что, не хотел. Удивительно, что его бредовая идея пришлась Лиру по душе. Вернее, он подумал о том же. Хех. Видать, у Тои не все потеряно по части пиратства. Чем черт не шутит, может, и выйдет из него сносный первый помощник.
Действовать приходилось в большей степени на ощупь, но с горем пополам он таки опутал сетью бочку и, оглядевшись, на спасительный выход, очерченный вполне четким квадратом света, медленно и осторожно направился туда. Холодно было, аж жуть. Пальцев ног Инамори уже почти не чувствовал. Мягко говоря, бросало в дрожь, а в носу неприятно щекотало. Несколько раз шмыгнув носом, Тоя подумал, что неплохо бы уже выбраться и обуться, ибо только простуды ему до полного счастья и не хватает.
- Готово! Спускай веревку! – крикнул он Лиру, дойдя до ведущих наверх ступенек. И тут,  не выдержав, громко чихнул. В глазах потемнело, а голова закружилась ещё сильнее. Удержать равновесие оказалось крайне тяжело, и Тоя, успев только тихо ойкнуть, снова плюхнулся в воду.
Когда из трюма раздался сперва крик, а потом чих, Лир затягивал потуже уже второй узел. Пальцы рук не хотели через раз уже слушаться, а ноги и вовсе были против холода. Но сейчас отступать было уже не время.
- Будь здоров, - Эль вернулся к выходу и попытался разглядеть там товарища. – А ну встал из воды! Нашел где сидеть, а.. – И скинул вниз один из концов смотанной веревки. Сперва следовало обвязать бочку и подкатить её на уровень выхода, а потом уже арканить Софью, которая все время, пока пират вязал узлы, глазела с любопытством через борт. Выждав ещё немного, пират начал осторожно спускаться вниз, чтобы помочь с осуществлением первой не простой частью плана.
Встал из воды! Легко сказать, сделать – гораздо, гораздо сложнее. Особенно, если учесть, что ухватиться было толком и не за что.
- Так больше негде! – недовольно отозвался Тоя и попытался встать. Все-таки, Лир был прав, сидеть в холодной воде – приятного мало. Первая попытка успехом не увенчалась: помешали скользкие намокшие доски и головокружение. Со второй, все-таки, получилось принять вертикальное положение. Инамори подобрал конец веревки и, вздохнув, развернулся спиной к ступенькам. Перед неудачниками из Ист Блу опять встала сложная задача: найти запутанную в сети бочку.
К тому моменту как Морт, молясь непонятно кому о том, чтобы не полететь вниз быстрее, чем он спускается, все же вернулся в холодную воду и темноту, Тоя уже поднялся и без его непосредственной помощи. По памяти Лир осторожно направился в ту сторону, где была бочка. Сперва под ноги попались концу сети, потом ещё что-то, менее определенное, но холодное.. Гвоздь, что ли? Не было печали, называется. Но хорошо, если просто что-то железное и ржавое. Попутно отодвинув неопределенный объект в сторону стены, Морт как раз наткнулся на бочку.
- Уй.. – Неприятно впечатавшись в неё ногой, пират фыркнул и шмыгнул носом. Ну да, еще и сопли – прелесть же. Не жизнь. А сказка. Только что-то не самая добрая и светлая. – Давай веревку… Ну или осторожно иди ко мне..
Всё же передать что-то в этом мраке невозможно.
Все-таки, второй вариант казался более разумным. Вдвоем быстрее справятся, следовательно, быстрее вылезут отсюда на палубу. Только теплого солнышка там, как назло, не будет. Хорошо ещё, если дождь пойдет, а если опять снег? Нет уж, такой радости им и даром не надо! По-хорошему, Тоя предпочел бы поскорее причалить к какому-нибудь летнему острову, где заветные плюс тридцать – это норма, и снега не бывает.
Вытянув одну руку вперед, так, на всякий случай, Инамори медленно стал продвигаться в сторону, как ему казалось, бочки. Впрочем, трюм был небольших размеров, так что заблудиться в нем было ну очень трудно. Поэтому до цели Тоя добрался быстро и без приключений.
- Вот, д-держи, - стуча зубами, произнес он, одной рукой нащупав бочку, а второй, в которой держал веревку, толкая товарища… в темноте, от которой глаза снова успели отвыкнуть, пока он был у сравнительно освещенного выхода, разобрать было сложно, но, судя по всему, под локоть.
Нащупав руку с веревкой, которая сперва ткнулась ему под локоть, а потом в бок, пират взял веревку.
- Ага, спасибо.. – Ничего, ещё немного – и вылезут отсюда, а там, наверху, сухие сапоги. А еще и сухой камзол. Есть счастье в мире, однозначно есть. Обвязав веревку вокруг округлых деревянных боков, Морт присел на корточки, чтобы завязать потуже узел. Потянул на себя, проверяя и гадаю, выдержит ли их хитровыдуманное приспособление силушку пони? Хорошо, если да. Но на этот случай можно проверить и клее чью удачливость в более сложной ситуации, чем игра в карты. Потому что если их морская подружка не верно дернет, то прощай весь замысел и план. А так же прощай бочка. А в остальном, было и еще одно – уронить всё это запутанное в сеть дело на пол.
- Отойди в сторону, - тоже немного переместившись в бок и ближе к стене, Лир задумался над приложением сил и том, что не напрягаться бы сильно… А если не напрягать руки, которые ближе к многострадальным ребрам и легким, то… Только бы вот бочку то не разворотить случайно, а то плавать в трюме в компании капусты непонятной давности будет неприятно. И тогда Сонька их точно загребет за борт и слопает на обед или ужин… Дурные мысли, неприятные. Обойдя вокруг бочки и сперва найдя рукой Тою, пират встал перед  ним, чтобы не прибить случайно своими манипуляциями археолога, сильнее ухватился за веревку и… Наиболее аккуратно, как только мог, помолившись за бочку, с ноги помог той рухнуть с плеском и глухим ударом на пол. Сделана она была, вероятно, все же добротно. После этого осталась буквально самая малость – допинать её до выхода на свет божий. Из-за сети двигаться порой это недоразумение порой не хотело, но, хотя бы, и не стремилось никуда укатиться благодаря качке.  Действовать из-за всего этого приходилось медленно, чтобы всё не закончилось печалью, тоской и напрасными стараниями. Благо трюм хоть маленький. Поравнявшись с лестницей, Лир облегченно выдохнул и посмотрел на тот последний путь, который Сонька сама поможет преодолеть своему ужину.

Отредактировано El Lear (31-12-2011 14:49:39)

0

46

Совместно с Лиром

Темнота – друг молодежи, в темноте не видно рожи. А ещё удобно делать темные дела, ага. Что там Лир делает с бочкой, сперва было не совсем понятно, но по мере приближения его к относительно освещенной части трюма, сразу под люком, все стало и видно, и ясно. При виде того, как легко и непринужденно товарищ пинает бочку, Тоя аж рот открыл и даже ненадолго перестал стучать зубами от холода. Обычные люди на такое явно не способны, будь они хоть трижды пиратами и хоть четырежды футболистами. Что-то здесь явно было не чисто.
- Ого… - выдохнул Инамори, отойдя немного от увиденного, и поспешно зашлепал в сторону выхода. Бочка уже почти там, значит, он тут больше не нужен. Можно было вылезти назад к своим ботинкам и любимому кимоно, совсем-совсем новому, всего-то три месяца назад купленному. – Как ты это делаешь? – поравнявшись с Лиром и бочкой, спросил он, кивнув на последнюю. – Тоже Дьявольский Фрукт? И ты молчал? – последнее было произнесено с долей обиды в голосе. Тоя не требовал от товарища выкладывать ему всю свою биографию и показывать генеалогическое древо, но уж про фрукт-то мог бы и рассказать в ответ. Стоп! А может, он и рассказал, просто Инамори ни черта не помнит, потому что пьяный был? Мда… Ладно, извинится, если что.
- Не, не Фрукт, - допинав бочку к самому основанию лестницу и перебравшись на первую ступеньку, удерживая натянутой веревку, отозвался пират, усиленно соображая, как бы так сделать, чтобы пони сделала все хорошо и в конец не разнесла бедную шхуну при этом. Морт начал осторожно подниматься наверх и после очередного аккомпанемента грома, где-то на середине пути таки закончил свою мысль, вернее, ответил на вопрос, - Воля.
Выбравшись на палубу, Лир посмотрел на угрюмые облака, между которых сверкнула ветвистая молния и осмотрелся по бортам. Пони, как на зло, видно не было.
- Софьюшка-а… - Натягивая веревку, пират направился прямо по курсу к краю борта и там и остановился высматривая их новую знакомую. Затягивая потихоньку петлю и закрепляя узел, Морт улыбнулся вынырнувшей рядом с ним морской коняшке. – Краса-авица.
Та в ответ что-то урукнула, с любопытством поглядывая в пиратские руки,
- Ты же нам поможешь, лапушка? – Софья покосила на рыжего с явным сомнением или опасением, - всего-то веревку во-от… А ну вернись!
Стоило только наклониться, на свой страх и риск перегнувшись через борт, в пони, как она шарахнулась в сторону. Пират недовольно выдохнул, фыркнул на соленые брызги и вернулся в исходное положение чтобы не вывалиться ненароком в море.
- Иди сюда умница, хорошая девочка…
«Если конечно все же девочка..»
- Ты же хочешь скушать капусту? Она там, в трюме, только и тебя и ждет… Дело за малым -  вытащить её… - Пони осторожно снова приблизилась словно даже прислушиваясь к словам пирата, принюхалась к его рукам и веревке в них, потом в конец осмелела и даже что-то начала там подвизгивать на своем языке. И пока животина разошлась на свои трели, пират таки накинул на неё веревку.
- Упс.. – Лошадь рванула в страхе от борта. Лир с опозданием осознал, что он в прямой зоне поражения бочки. Что-то где-то громогласно стукнуло, шарахнуло, гром добавил ещё звуков, и тогда-то Эля все же как ветром сдуло в сторону и куда-нибудь подальше и поближе к палубе, чтобы наверняка.
Тоя снова в изумлении уставился на товарища, открыв рот. Но тут же захлопнул его, вспомнив, что в сомнительных местах, типа этого трюма, дышать лучше, все же, носом. Последний, правда, уже заложило, но не так, чтобы уж совсем. Ну ничего себе, а! Лир-то не так прост, как кажется. Инамори почувствовал себя несколько ущербным на его фоне: мало того, что в воде – топор, так ещё и способности во всех смыслах дурацкие – дуракам же везет. Ладно ещё, взрывы мог бы создавать, там, или управлять стихией, а тут… Впрочем, нечего на фрукт пенять, любым способностям можно найти применение, главное – уметь. А, если Тоя будет только предаваться унынию, он так и останется ни на что не годным чемоданом без ручки. А ведь он чего-то да стоит. Если ему везет в карты и повезет во время шторма, глядишь, и шхуна останется цела.
Остановившись поодаль от ступеней,  подальше от бочки, Инамори закрыл глаза. Ситуация требовала особой сосредоточенности, а это, знаете ли, не так просто, когда мокрый стоишь босяком в воде, и когда от холода тебя уже трясет. Шмыгнув пару раз носом, Тоя в красках представил себе, как пони вытаскивает бочку, и та при этом остается цела. Шхуна – тоже. Конечно, такое развитие событий напоминало сказочный бред, но им должно повезти, ведь удача на их стороне. Правда, когда сверху раздался грохот, Инамори в этом засомневался. Слажал, кажись. Все, кранты и бочке, и шхуне. Хотя, нет, шхуна, все же, осталась цела, судя по тому, что воды в трюме не прибавилось, и на встречу со дном она явно не стремилась. Осторожно открыв глаза, Тоя медленно подошел к ступенькам.
- Ты там живой? – крикнул он Лиру, осторожно поднимаясь наверх. Голова все ещё страшно кружилась, но находиться в трюме было уже невыносимо. Когда же, наконец, удалось выбраться на палубу, Инамори даже обрадовался увиденному. Все-таки, у него получилось повлиять на то, чтобы все сложилось благополучно. Бочка все ещё находилась на палубе, а прямо возле борта плескалась их Сонюшка, пойманная на поводок из связанных веревок. А Лир, кажется, устроил себе незапланированное свидание с палубой. Кстати, об этом: выбравшись из трюма, Тоя почувствовал себя хуже, поэтому решил не спешить выпрямляться и эволюционировать до двуногого.
- Живой… - Отозвался пират из своего положения «лежа», поглядывая на то, как бочка бьется о борт не в силах преодолеть последнюю преграду. Помочь Соньке хотелось, но своя жизнь дороже. А как сделать это не пострадав и не улетев за борт, Морт ещё не придумал и поэтому наблюдал за всей картиной с задумчивым видом, прислушиваясь к недовольному и даже грозному фырканью пони.
Тоя в ответ только кивнул и перевел взгляд на бочку. Надо было бы помочь Софьюшке вытащить её, осталось-то всего ничего – подтолкнуть. Решив не дергать больше товарища, Инамори выпрямился, было, чтобы подойти к бочке да отправить её в открытое море, но от резкой смены положения в глазах помутнело. Он пошатнулся и, сделав два шага вперед, опустился на колени, для верности опершись ещё и на руки. Нет, все же, для таких решительных действий он чувствовал себя слишком плохо. Пусть пони сама справляется: она здоровая, жизнерадостная… не то что неудачники из Ист Блу – старые больные люди.
Лир не без опасений обернулся на товарища, который далеко не ушел.
- Сиди лучше, - если у того сотрясение, то дела плохи. Потому что и помочь им тут некому. Вернув себе вертикальное положение пират добрался до бочки примерился, как бы так помочь Соне. Та, в свою очередь, упрямо не сдавалась и усиленно накренила корабль.
- Да уймись! – Собравшись с духом и остатками сил, Лир с горем пополам помог морской лошадке хотя бы довести бочку до нейтрального положения, а когда та была готова перевалиться за борт, с локтя вышиб днище, чтобы Софка не мучилась потом с ним.
Нда-а… Выкинуть бочку – выкинули. Но воду все равно теперь набирать некуда. Ладно, об этом позже. Довольные взвизгивания за бортом были показателем успеха, сам Эль, пару раз едва не потеряв от качки равновесие, добрался до товарищеской обуви, потом до своей и, как к конечной цели – до Инамори.
- Обуться сам сможешь?
- Смогу, - тихо, но решительно ответил Тоя и потянулся к своим берцам. Натянуть их на ноги труда не составило, но зафиксировать оказалось куда сложнее. Погода тем временем, доселе лишь стращавшая неудачников из Ист Блу громом и тучами, наконец, расщедрилась на дождь. Борьба со шнурками была долгой, трудной, но, все-таки, Инамори одержал над ними победу. Теперь ноги оказались в тепле, чего, к сожалению, нельзя было сказать обо всем остальном…
Лир поспешно натянул сапоги и уже нашел бутылки и пристроил их у одной из мачт, как за спиной снова что-то громыхнуло. Стоило обернуться, как взгляду открылась их бочка, а за бортом жизнерадостная пони в веревках. От умное создание, а!
- До мачты еще доползи своими силами, - сам же пират направился к  борту вылавливать пони, вернее, освобождать её от пут. Софья хоть и соглашалась подплывать к пирату, но отказывалась позволять ему снять с себя все веревки. Но после того, как она его едва ли не утянула в воду, обфыркала, обрызгала и в итоге едва ли не искупала миссия была все же выполнена. С хмурым и мокрым видом Эль уже просто бросил веревку на палубу и перевернул укатившуюся бочку, сперва вылив из неё остатки морской воды, а потом нормально поставил. Всё это явно утомило… Вроде бы ничего и не сделано, а усталость казалась сродни гранитной плите.
Тоя в ответ негромко фыркнул. Больно уж слово «доползи» унизительно звучало. Но, как говорится, рожденный ползать летать не может. Поэтому Инамори выполнил указания товарища с ювелирной точностью: дополз до мачты своими силами и сел, прислонившись к ней спиной.
- Эх, зонт бы… - вздохнул он, шмыгнув носом и поежившись.
Завершающим штрихом стало то, что Эль подобрал с палубы камзол и тоже сел у мачты, накинув его себе и Тое на плечи и головы.
- Не зонт… Но лучше, чем ничего. – Теперь оставалось только сидеть и ждать. И верить в то, что дождь и гроза не перерастут в шторм. К этому Морт даже морально фактически не готов сейчас, не говоря уже о том, чтобы физически.

Отредактировано Inamori Toya (03-01-2012 14:25:09)

0


Вы здесь » One Piece: Believe In Wonderland! » Флешбэк » Двое в каноэ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC